anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

О чём думают русские



Попался на глаза этот пост. Впечатлил до глубины души.

«О чём говорят дончане.

Нам в Донецк очень многие звонят и участливо спрашивают, как дела. Мы часто и не знаем, как ответить ёмко и кратко.

Нормально. Не стреляют. Страшно. Стреляют. Держимся. Стараемся. Пытаемся.

Вот сейчас смотрю и понимаю, что нормальному человеку со стороны такие ответы сигналят только о том, что люди не живут, а выживают. Я не рассказываю о своём ребёнке, как у него дела с учебой, о новостях на работе не говорю, о том, какой фильм посмотрела, как выходные провела, какой новый рецепт освоила, о модных туфлях и моей смешной собаке.

Пытаюсь вспомнить: я об этом говорила по телефону до войны?

Кажется, только об этом и говорила.

Почему сейчас не так? Почему меня об этом даже не спрашивают?

Ребенок учится, фильмы смотрю, собака растет. Но это всё фоном проходит. Всё главное в сводках, новостях, меняющихся законах, ценах и что самое смешное – в большой геополитике. По телефону обсуждаются чаще всего не сплетни от подружек, а места и цели поездок Путина. Хэдлайнер хит-парада повсеместной болтовни – ЦЕНЫ. И ещё в топе после Захарченко, пенсий и российских рублей – глобальные планы Штатов и как им всё это Россия обломит.

Ребята, это Донецк! Трудовой аполитичный Донецк. Кто до войны смотрел новости, регулярно вечером, был, мягко выражаясь, не в тренде. Пожилые люди не в счет, у них это уже привычка. Теперь, наверное, не найти более политически подкованных граждан, чем дончане. Концентрацию критики и предложений в адрес властей можно уже измерять в тоннах в час на 1 кв.метр. Любая бабушка владеет информацией в цифрах (!) об обещанных (полученных) кредитах Украине, о том, на сколько млрд.долл. уменьшилось состояние Ахметова, колонна из скольких единиц бронетехники проследовала из пункта А в пункт Б. И даже знают фамилии персонажей из Госдепа и руководства Евросоюза. Это нечто. Самый главный обмен политинформацией происходит в очередях за гуманитаркой. Мимо не пройдешь, заслушаешься. Даже шиитов от сунитов отличают. Заметили странность? Перестали обсуждать содержимое "тревожных сумок", куда бежать от обстрелов, не уехать ли из Донецка и нужна ли была ДНР. Всё, проехали. Хоть и нашим достаётся, но над Украиной откровенно ржут. СТРАХАНЕТ и НОВОРОССИИБЫТЬ.

И молодежь тоже изменилась. Как-то резко повзрослела. Дети различают бронетехнику, калибры снарядов и патронов, на звук определяют входящие или исходящие, взрывы или залпы. Подростки записываются в ополчение, и родители уже не истерят по этому поводу, как в первые месяцы войны. И даже взгляд стал другим у детей. Не жалким и беспомощным его сделала война, а взрослым, понимающим, сострадающим. Иногда мне кажется, что детям нас жаль. Они пытаются нас приободрить, понимая, какой груз на нас лежит. Хотя самим должно быть до ужаса страшно. И вот ещё интересно, слышу от родителей, что их чада – казалось, неизлечимо избалованные пупки Земли – растягивают на "подольше" конфеты, меньше просят сладкого и новую игрушку. Вернее, просто спрашивают. А нет ничего, так и ладно.

Менее капризными и женщины стали, сдержаны, задумчивы, на работе не до сплетен, и ворчливых поубавилось. Замечу, что женщины выглядят так же привлекательно. Дончанки всегда этим славились. Не перестали за собой следить, откопали из гардеробов что понаряднее, в конце концов, сколько той жизни, говорят. Да уж... сколько той жизни... Да и в мужиках наших перемены видятся. В эмоциях всё, как в последний раз. За свой город, дом, за семью готовы порвать любого. Это не агрессия. Спортивная злость появилась, что ли. Другой бы повод, чтоб так стало. Но так случилось. Мы другие.

Копируют взрослых мальчишки-подростки. Из самых беспокоящих их вопросов – как кому помочь. Мой, так с огромным энтузиазмом отдал бы всё, что мог. То друг заболел, то у друга мама заболела, то знакомый парень с тяжелым ранением вернулся. Собираются стайками, бегают по аптекам, потому что лекарств сейчас днем с огнем... Злится, когда мне приходится его щедрость корректироватьэ Его аргумент: вон сама, что хочешь взяла и отдала, а мне почему нельзя? Что тут скажешь... Молодежь у нас – что надо. Зря мы её хаяли, не разбирая. На слова они скупы, как и все мы сейчас. Но у людей души, как цветы, раскрылись. Сейчас в них столько любви к ближнему, столько боли и участия, что согрели бы весь белый свет. А на словах... нормально, стреляют, держимся.

P.S. Так разве мы выживаем? Что тогда жизнь? Мы живём и дышим полной грудью. Может, потому что поняли, как и любой человек на войне, второго шанса не будет. Не будет "как-нибудь потом" и "я ещё успею". Тысячи смертей наших земляков нам показали, что можно не успеть. Не успеть поцеловать, извиниться, помириться, позвонить родителям. Теперь мы за себя и за них будем любить жизнь и ненавидеть врага. Постараемся, чтобы не было стыдно за нас им и предкам, защищавшим Донбасс.

P.S. Чего-то слишком пафосно получилось. Тогда проще. Совесть по-другому жить уже не позволит. Такие вот дела...»

alisa_gran

April 4th, 17:10

http://alisa-gran.livejournal.com/13227.html




Ответ

(посвящается моей подруге Оксане из Донецка и всем жителям ДНР и ЛНР)


Да, Алиса, мы все изменились. Весь Русский мир, да и вообще весь мир стал иным. И нас изменили вы. Жители Донбасса. Герои Новороссии.

Мы, в России и в СНГ, тоже до войны были совсем другими. Терпимыми. Толерантными. Занятыми повседневными делами. Старались не думать о фашистских маршах и сорванных георгиевских ленточках во Львове и в Прибалтике – совсем не замечать не получалось, душа слишком обливалась кровью. Пытались верить, что те в республиках, кто объявил себя титульными нациями, гражданами и коренным населением, просто строят свои государства. С квалифицированной американско-западной помощью.

Мы искренне хотели понять, какие причины ими двигали, когда они отбирали гражданство у русских в Прибалтике. Когда они оставили без государственного языка 60% русского и 80% русскоязычного населения Казахстана. Когда на вступительных в вузах Украины стали писать сочинение только на украинском. Когда из Таджикистана и Азербайджана хлынули беженцы, которых они хотели убить. Совсем как вас сейчас. Мы даже пытались оправдать их – мол, непродуманная советская национальная политика привела к такой ответной реакции.

Это не потому, что мы так глупы или наивны. Просто подсознание долго не могло принять действительность, которая была слишком ужасна, чтобы в неё можно было сразу поверить.

Но потом мы стали замечать, что они – те, кто провозгласил себя главными на постсоветском пространстве – никакими хозяевами в своём доме не являются и обращаются со своим «коренным» народом ничуть не лучше, чем с «негражданами». Просто его, этот народ, подвергли качественной ментальной обработке, сыграв на якобы уязвлённом национальном самолюбии, а на русских, объявленных четвёртым и пятым сортом, пропаганда об избранности не распространялась и потому не повлияла. Да и владение «великим и могучим», который во многих «бывших» сразу оказался фактически под запретом, значительно расширило возможности русскоязычного населения, в том числе и в доступе к информации.

А потом случился майдан. И Крым. И Донбасс. И мы поняли, что «хозяева жизни» в соседних с Россией странах при соответствующем внешнем воздействии в одночасье могут превратиться в таких же зверей-нацистов. Или исламистов. Или кого-то ещё – наши заокеанские друзья, как известно, очень изобретательны и за 25 лет владычества тщательно изучили «особенности национальной охоты и неохоты». И процесс этот неконтролируем – когда у вас в доме всем заправляет какой-то чувак из-за лужи, а не вы сами, ничего хорошего ждать не приходится.

Дальше – больше. Мы увидели и услышали, как правительства стран Содружества всеми силами делают вид, что никакой войны у вас нет. И Донбасса нет. И Украины тоже нет. В общем, как говорил Воланд, чего ни хватишься, ничего нет. Они боязливо отмалчиваются насчёт Крыма и зачем-то торопливо поздравляют Порошенко с президентством и с днём независимости, хотя он им на тот момент, как говорится, сдался ещё меньше, чем президент Зимбабве.

Мы узнали, что Азербайджан проголосовал против воссоединения Крыма, вместе с антироссийскими Молдовой и Грузией. Мы узнали, что Туркмения предлагает Украине газ, хотя её за язык никто не тянул и по многим соображениям, прежде всего географическим, это просто невозможно. Мы долго разбирались в виляющей позиции Каримова и наконец разобрались. И результат оказался совсем не в его пользу.

Мы узнали, что Макаревича, певшего перед фашистами «Правого сектора» и заслуженно опозоренного в России, пригласили попеть перед зрителями Алма-Аты. В город, где находится парк Двадцати восьми героев-панфиловцев, остановивших наступление фашистов под Москвой. Мы узнали, что Казахстан отправил гуманитарную помощь... в Северодонецк, где стоят украинские войска. Конечно, там тоже страдают простые люди, но их, по крайней мере, никто не отрезал от пенсий и продовольствия, не говоря уж о том, что никто не бомбил. И имеются большие сомнения в том, что эта помощь досталась гражданам, а не карателям – это вам не ЛНР с железной дисциплиной.

Мы узнали об акциях и выступлениях в поддержку евромайдана, прошедших в городах Содружества. И чем больше мы узнавали, тем более жутко нам становилось – с кем рядом мы жили без малого 25 лет? Почему они считают для себя возможным по каким-то конъюнктурным соображениям, из страха разозлить какую-то совершенно чужую им Америку на другом конце планеты, демонстративно поддерживать режим, в рамках которого благополучно существует нацизм и который ведёт войну против своего народа? Нашего народа – потому что мы все родом из Советского Союза.

Помню, что до слёз тронуло сообщение о том, что в Узбекистане люди отказывались покупать конфеты «Рошен». Хотя как раз там чуть не полстраны вообще не знало, а, может и до сих пор не знает о том, что у вас война.

Да, кто-то уехал из республик сразу. Кто-то потом. Кто-то уезжает сейчас. Кто-то уедет в ближайшем будущем. Но всегда и везде будут те, кто остался. По разным причинам. И среди этих причин нет хороших. В основном это банальное отсутствие денег. Иногда здоровья. Иногда держат близкие, которых не бросишь. Иногда ехать не только не на что, но и некуда, например, пенсионерам и инвалидам. А они тоже люди. Пусть спросят у вас, оставшихся жителей Донецка, Луганска, Дебальцево – вы скажете, почему не уехали, не убежали. Точно не потому, что в Донецке, Луганске и Дебальцево было хорошо.

Но весь кошмар в том, что эти оставшиеся русские в СНГ, сколько бы их ни было – заложники. Будущие пленники Донбасса-2, Донбасса-3, Донбасса-10. В общем, по числу республик. Нет сомнений в том, что США не отдадут занятые территории, куда они так «удачно зашли». И местные князьки, конечно, не просветят своих «титульных», что, к сожалению, все они в равной степени, независимо от национальности, вероисповедания, обычаев, являются такими же заложниками американской мести, как и столь ненавистная им «русская пятая колонна». «Грады» не выбирают, по ком стрелять – по русским, украинцам, молдаванам или туркменам. Дефолт будет косить всех – и армян, и азербайджанцев, и киргизов, и узбеков, ибо и «титульное», и «нетитульное» население Содружества одинаково нищее.

Скажу честно, Алиса, – как это ни ужасно звучит, многие русские в республиках вам завидуют. Потому что вы уже определили свою судьбу сами, а им ещё предстоит её решать. И начало этому решению, как и в вашем случае, положат другие, совсем не дружественно настроенные.

Война на Донбассе разделила и страны, и их граждан. На тех, кто думает, и на тех, кто просто слушает. На тех, кто руководствуется совестью, и на тех, кто думает только о своей выгоде. На истинных патриотов и продажных Иуд.

Русские никогда не смогут жить в американском казахском ханстве, американском туркменском султанате, американских азербайджанских эмиратах. Но им, в крайнем случае, есть куда ехать или бежать. А смогут ли так дальше жить они – казахи, туркмены, азербайджанцы – не знаю. Может быть, и смогут. Во всяком случае, их так же, как и украинцев, четверть века убеждают в том, что быть в рабстве – это хорошо. Что дядя Сэм, бомбящий их соотечественников – а большинство из сохранивших способность хоть что-то соображать родились в СССР – их друг и союзник. А Россия, спасающая Донбасс от голодной смерти, Россия, остановившая несколько войн в ХХI веке, Россия, у которой все они до сих пор, несмотря на 25 лет независимости, продолжают сидеть на шее (посмотрите состав экспорта / импорта СНГ, это открытые и доступные сведения), – эта Россия диктатор и тиран. И от неё надо держаться подальше.

Ни сегодняшняя Россия, ни Путин не разрушали Советский Союз. Так же, как не разрушали его те, кто остался в узниках под американским гнётом с многонациональным уклоном. Но так случилось, что разводить эту крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века придётся нам. Всем вместе.

Как нам это сделать, Алиса?

Юлия Бражникова


Tags: русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments