anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Александр Тюрин. Третья индустриализация

Почему производство должно стоять в общественном сознании выше потребления.

1.
   Последние месяцы заметно активизировалась каста либеральных могильщиков (в статусе от побитого журналиста до академика), желающих Россию расчленить и по-быстрому пустить на органы. Дескать, народ у неё неправильный, со свободой несовместимый, так пусть хоть забугорные демократы порадуются - одним отдадим Ингерманландию, другим Сибирь, третьим, чего захотят. Иностранцы жрать умеют, не подавятся. Удивительным образом это совпало с появлением глянцевых либеральных проектов, рисующих светлое будущее России - "как на Западе". И несмотря на уговоры проектантов: "Не сопротивляйся, девочка, я сделаю тебе хорошо", создается впечатление , что они собираются оставить от реальной России столько, сколько оставляет таксидермист, набивающий чучело. И если будет счастье, то явно загробное.
   Не сомневаюсь, что Россия, которую уже хоронили столько раз, переживала и переживет всех могильщиков, и вернется к поступательной фазе развития своих производительных сил, извлекая уроки из всех своих подъемов и взлетов.

Но каковы, собственно, эти уроки?

За последние 170-180 лет наша страна прошла две волны индустриализации.

Первая волна. 1830/40-е -- 1910-е гг. Это волна соответствует технологическим укладам первого и второго кондратьевских циклов. Базовые инновации: соответственно текстильная фабрика и паровой двигатель, затем железная дорога и металлургия стали.

Вторая волна. Примерно 1929 -- 1989 гг. Это волна соответствует технологическим укладам второго (который в значительной степени был пройден заново), третьего, четвертого и отчасти пятого кондратьевских циклов. Ядром этих укладов были соответственно: железная дорога, черная металлургия; электроэнергетика и электротехника, цветная металлургия, неорганическая химия; органическая химия, энергетическое и транспортное машиностроение, атомная энергетика, радиоэлектроника; биотехнологии, микроэлектроника, информационная техника.

Обе волны закончились коллапсом политической системы, а в наступившую разруху происходила, в значительной степени, утрата результатов предшествующей индустриализации. За это можно сказать "спасибо" так называемой элите - зажравшейся, продавшей и предавшей свою страну, чтобы жрать еще больше, чтобы превратить свою власть не только в еще большее богатство, но и что страшнее - в полную безответственность. Отсюда и бойкий компрадорский лозунг "свобода лучше чем несвобода" (подразумевающий, на самом деле, свободу для элиты, за которую будет платить простонародье). Россия, никогда не имевшая настоящих колоний, в основном отрезанная от морских коммуникаций и располагавшаяся преимущественно в холодном континентальном климате, обреченная самой географией на медленную оборачиваемость капиталов и низкий выход прибавочного продукта, просто не выдерживала элитных аппетитов. Собственно если вопрос "развиваться или удовлетворять олигархию" - решался в пользу второго ответа, то он выбрасывал Россию из несущих вперед Кондратьевских волн на Берег Скелетов.

Однако наихудшего сценария, полной гибели страны, оба раза удавалось избежать благодаря тому, что все-таки оставалось от великой работы народа и его подлинных лидеров в предшествующую индустриальную волну.

В 10-летнюю смуту и разруху после февральской революции 1917 года единство бОльшей части страны спасала железная дорога, в том числе такая уникальная как Транссиб - отдельное спасибо государю Александру III и оказавшему на него большое воздействие Д.И. Менделееву, который был видным сторонником "сдвига" российского народного хозяйства на восток. В 20-летнюю и, увы, еще неоконченную разруху, наступившую после августовской революции 1991 года, единство бОльшей части страны спасает ракетно-ядерный щит - отдельное спасибо И.С.

С 2020-х производительные силы начнут переход к техническому укладу шестого кондратьевского цикла, одновременно может начаться и новая индустриализация России. Однако на сегодняшний день существует целый конгломерат влиятельных сил, которые пытаются задушить ее в зародыше.

2.

За пределами страны нашей новой индустриализации не хотят её те, кто смотрят на Россию, как на ресурс для накопления своих капиталов, как источник сырья и обширный рынок, куда можно сбросить промышленную и продовольственную продукцию любого качества (точнее, любой дерьмовости) и чуть ли не по любой цене.

Не хотят третьей индустриализации "отечественные" сырьевики, компрадоры и их медийная обслуга - совершенно неслучайно Газпром финансирует основной пропагандистский ресурс, борющийся за "другую Россию", полностью зависимую от западной политики и экономики - "Эхо Москвы". Медийщики во главе с политруками-демократами свирепо бичуют предыдущую эпоху индустриализации, ищут в ней попрания всяких прав и свобод. Под сурдинку поется и о том, насколько русский человек не любит работать. При том, если либералы-фритредеры двухвековой давности считали, что русский народ не приспособлен к промышленной деятельности, пусть-де в земле ковыряется, то их наследники уже отказывают русским даже в способности подметать улицу.

Вряд ли и самые искренние из наших "демократов" догадываются, что без массового слоя производителей никакое народовластие, а значит реализация базовых народных прав не осуществимы. Правление, действующее на благо народа, возможно только в том случае, если сам народ обладает экономической да и моральной силой, способной заставить власть и элиту действовать в своих долгосрочных интересах. Грубо говоря, если подавляющее большинство населения - рабочие, техники или крестьяне, непосредственные производители, то они могут обратить свою хозяйственную экономическую мощь в политическую власть или хотя бы сильное политическое влияние. Потребитель же, не являющийся производителем, плюет на интересы страны и будущие поколения; какое ему дело до роста производительных сил, развития технологий, науки, образования. Из него такой же источник власти, как из стада, торопящегося с радостным мычанием к кормушке. У него нет ни экономической, ни моральной силы. Представляя собой, по сути, набор потребительских рефлексов, он - образцовый объект для манипуляций.

Если большинство населения является лишь потребителями, разной степени приближенности к кормушке, то мы видим пролетариев в римском смысле этого слова - массу, требующую "хлеба и зрелищ". Олигархия со времен Древнего Рима прекрасно знает, как управлять толпой ничего не производящих плебеев, в том числе и как манипулировать голосованием народных собраний (римск.комиций). Только это "прекрасное управление" для Рима закончилось плохо. Страна, игравшая в античный период примерно ту же роль, что и США в современном мире, канула в лету вместе со своим языком, культурой, непобедимыми легионами и "свободными римскими гражданами".

3.

К сожалению, силы, которые не хотят индустриализации России, являются не только внешними, они пребывают и в российском общественном сознании. Самым главным "внутренним" противником новой индустриализации является культ потребительства.

Потребительство, будучи формально желанием каждого, подобно любому эгоизму убивает "общее дело", каким является производительный труд. Принцип потребления - "хочу это сейчас" противоречит основному принципу развития - оставить средства в виде накоплений, необходимых для вложений в промышленность и сельское хозяйство.

Либеральные временщики (как могильщики так и проектанты фальшивого рыночного счастья) скоро уйдут - в течение ближайших десяти лет. Конечно, они успеют перекачать еще несметное количество русских средств в западные банки, однако управлять страной эти бездарные имитаторы и русофобы никогда не научатся. У них ни мозга, ни сердца, только сосательный хоботок и ганглий, обеспечивающий сосание. И гельминт умеет влиять на нервную систему несчастного носителя, делая его поведение одновременно бессмысленным и гиперактивным , но настоящим управлением это назвать трудно. Россия рано или поздно избавиться от паразитов и будет жить дальше.

Однако и многие простые люди, чье внимание захвачено сиянием реклам, не понимают, что идеология потребительства совершенно недостаточна для выживания страны. Человек с потребительским сознанием, даже лениво поругивающий сырьевую экономику, не всегда отдает себе отчет, что превращение России в сырьевой придаток абсолютно соответствует доминированию в головах культа потребительства.

Россияне, радующиеся 30 сортам импортной колбасы, химизированной и канцерогенной, на самом деле радуются своей ненужности. История уже показала не раз, что социальная группа или целый народ, в котором потребители уступали место производителям, а идеология производства заменялась идеологией потребления, есть прямой кандидат на вымирание и ассимиляцию пришлыми варварами. Один из наиболее ярких примеров - уже упоминавшийся Древний Рим, особенно его италийская метрополия. Забавно, что рухнуло и несколько варварских государств, созданных на территории бывшей Римской империи, например вандальское и остготское - суровые германские воины и пахари, последовав римскому примеру, разложились за одно поколение...

Если народ в массе своей перестает производить и создавать, то он начинает вымирать уже согласно основному и совершенно тоталитарному принципу капитализма - максимизации прибыли за счет минимизации издержек. Кормление не участвующих в производстве людей лишь увеличивает издержки хозяев. Олигархии, внешней и внутренней, нужно, чтобы как можно меньше людей отщипывало свою "потребительскую ренту" от сырьевых доходов и снижало норму прибыли. И олигархия найдет способ сократить число бесполезных едоков. Сырье-то, в отличие от промтоваров, всегда найдет спрос и потребителя на внешнем рынке. Так что трубная экономика одновременно и трупная, это экономика эвтаназии.

Те, конкретные пацаны, которые нашли свое место поближе к трубе, и либеральные пропагандисты, обслуживающие сырьевиков, могут легко тыкать пальцами в изъяны советской экономики с ее очередями и проблемами распределения. Они могут даже сурово восклицать: "Ты хочешь нас вернуть во времена тотального дефицита!!!"

Но сегодняшнее "изобилие" , при двукратном снижении уровня производственных накоплений по сравнению с советскими временами (а на самом деле еще большем, ведь либеральная статистика не учитывает повальное воровство и расхищение), было создано во времена того самого "тотального дефицита".

Сегодняшнее потребление все еще обеспечивается тем, что было создано предыдущими индустриальными волнами - жильем, инфраструктурой, коммунальным хозяйством, железными дорогами, водными каналами и портами, электростанциями, мощностями добывающей экономики, включая пресловутые трубы, да и ракетно-ядерным щитом, который всё это защищает.

Сегодняшнее потребление обеспечивается накоплениями, созданными прошлыми поколениями - а что будет когда запасы прошлого закончатся?

4.

И первая и вторая волна индустриализации порождали "семь тучных коров", которыми питались последующие эпохи "освобождения" и разрухи. Построенная второй индустриализацией советская экономика, при всех своих поздних перекосах (объяснимых, на самом деле, растущими аппетитами элит), была производящей и потому население росло. А нынешняя экономика является перераспределительной - в ней отсутствуют механизмы, обеспечивающие нормальное обновление основных фондов, инвестирование в новые предприятия, доступное кредитование производства - и поэтому население, все еще потребляя, вымирает. Вымирает, не смотря на заполненнные полки магазинов. Причем потери в самой потенциально производительной группе населения от 25 до 40 лет на порядок выше даже чем в гораздо более бедных странах - демографический ущерб почти как войне типа первой мировой.

Сверхсмертность у нас часто является прямым результатом погони за импортными цацками, без которых можно обойтись, результатом натужного удовлетворения внушенных рекламой искусственных потребностей, следствием активного потребления того дерьма, которое завозят к нам со всего мира. Уровень опасности тех "фекалий", что сбрасывают со всего мира российскому потребителю, вполне соотносится с уровнем онкологических заболеваний, который вырос за последние 20 лет на 80%, с двукратным ростом заболеваний кроветворной и эндокринной систем, врожденных аномалий и хромосомных нарушений, хотя отечественная промышленность коптит всё меньше и меньше.

Мы видим, что вместо полноценных товаров и услуг, необходимых для жизни, развития, выращивания здорового потомства, людям дают дешевый эрзац. Выгодополучателями от этой подмены являются разрушители отечественного производства, "насыщающие" российский рынок за счет импорта.

Многократный выросший уровень смертности от насильственных причин есть прямое выражение простой максимы, что алчность - это война всех против всех.

К тому же, избыток потребления, "потребительский рай", достигнутый элитной частью населения, отражается недостатком потребления у широких масс. Иначе и быть не может в сужающейся перераспределительной экономике.

Сегодня, при как будто заполненных полках, человек, которому не повезло быть ближе к трубной кормушке, потребляет меньше, чем во времена "тотального дефицита": отдыха и спорта, дошкольного воспитания и образования, медицинских услуг, санитарно-гигиенических и природоохранных мероприятий, безопасности и правопорядка, качественного питания - о чем свидетельствует колоссальный рост смертности от сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний, от убийств и самоубийств. Потребляет меньше и самых банальных килокалорий - вернейший показатель этого - снижение среднего роста призывной молодежи.

Лишь небольшая часть сырьевой ренты возвращается в каком-то виде народу - большая часть потребляется или самой элитой, или превращаются в поток средств, "стерилизуемый" при помощи пресловутой "цены отсечения" или офшорных механизмов в западных финансовых структурах. Опять-таки ради того, чтобы элита получила западные гарантии для своего потребления, чтобы всегда иметь "право убежища" на Западе.

Идеология потребительства оказалась особо пагубна в России с ее природно-географическими особенностями, требующими гораздо больших чем в Юго-Восточной Азии, Европе и США, доли ресурсов, которые должны идти на поддержание самой базовой жизнедеятельности - на капитальное строительство, ремонт, отопление, дороги и прочую инфраструктуру, энергетику и т.п. Модные шмотки оборачиваются холодными батареями зимой и грязной водой, текущей из крана. Статистика, что сегодняшняя, что двухвековой давности, показывает, что, в случае сопоставимых расходов на поддержание жизнедеятельности, смертность в России будет намного выше, чем в странах с более благоприятными природно-климатическими условиями.

Культ потребительства привел к дисфункции органов правопорядка, народного здравоохранения, образования и дошкольного воспитания - он разрушает то, что было еще не разрушено недофинансированием. Отвратительно функционирующее здравоохранение является следствием "потребления" врачей. А органы правопорядка, превращенные в криминальные крыши, - это следствие "потребления" у господ полицейских.

Миллионы людей спились из-за безнадежности и униженности, умерли, не получив нужных лекарств или не дождавшись операции, лишились своих жилищ, замерзли, пропали без вести, кончились в подвалах и на свалках, их дети еще быстрее прошли по этому пути; лишились большей части русского населения целые регионы, на некоторых кавказских окраинах русских вообще не осталось. Но крики тех, кого резали на окраинах, и стоны тех, кто подыхал в холодных подвалах, не были слышны чиновниками, бизнесменами и журналистами - все они были заняты потреблением и обеспечением своего потребления.

Культ потребления, навязанный русскому народу, опустошает сознание, в этой пустоте не живет творческий созидательный дух, в ней погибает самая элементарная психологическая устойчивость.

Тот страшный мор, который прошел по русской деревне и селу в последние 20 лет и обошелся в более чем 20 тысяч полностью вымерших населенных пунктов (а еще столько же на грани вымирания), лишь наполовину был вызван нищетой, наступившей после разрушения колхозов и совхозов. Вторая причина: после того как монетаристы уничтожили крупное сельскохозяйственное производство, селянин лишился главного стержня жизни - созидательного труда, отсюда бешеный алкоголизм - фактически общественное самоубийство.

Алкоголизм является не только формой ухода от действительности, но и самым дешевым и самым разрушительным вариантом потребительства. Это "хлеб и зрелище" в одном флаконе - за счет своей энергетической ценности и изменения восприятия.

Но и в гораздо более благополучный городских условиях мы видим, как шопоголизм, психологическая зависимость от бесцельного потребления, разрушает психическое здоровье и ведет к ломкам при малейших сбоях в этом процессе.

В середине 19 в. Англия, победив Китай, навязала ему потребление дешевого опиума и разрушила его производительные силы ввозом дешевой английской мануфактуры - результатом стала сокращение населения Поднебесной за несколько десятилетий на 40 млн. чел (- 10% населения).

И точно также за последние 20 лет более тринадцати миллионов человек стали в России жертвой господства истребительно-потребительской идеологии и разрушения производительных сил (опять -таки вымирание почти 10% населения). И на эти миллионы погибших было наплевать даже тем, кто по своим должностным обязанностям должен был спешить на помощь. За то, чтобы услышать крик и стон погибающих, не было заплачено журналистам и прочим медийщикам. Зачем спасать ближнего своего, оказавшегося в беде - если тут ничего не получится сожрать или откусить.

Культ потребительства всегда дополняется безответственностью - оба эгоистических явления находились и находятся в симбиозе.

Но, как я уже упоминал, дело не сводится только к элите. Значительная часть народа также заражена потребительством и одновременно безразличием ко всему тому, что не сулит нового потребления. В пяти метрах от жруна-потребителя будут насиловать и убивать ребенка, а он не повернет головы, хотя завтра может наступить очередь его собственного отпрыска. Он будет на своей тачке "рассекать" с полной скоростью пешеходный переход, с восторгом потребляя мощь своего мотора, не задумываясь, что завтра его собственная мать не успеет выпорхнуть из-под колес чьей-то крутой тачки.

5.

Русского, из человека, способного к самопожертвованию "ради други своя", традиционно настроенного на солидарные и коллективные действия (чрезвычайно необходимым в природно-климатическом и геополитическом пространстве России), сделали атомом, если точнее ионом, который носит между электродами спроса и предложения.

В кратчайшие исторические сроки из людей была почти напрочь вытравлена способность к бескорыстному действию. Убита способность к действию ради общего блага, которая двигала Мининым и Пожарским, Ломоносовым и Менделеевым, Мересьевым и Талалихиным, Гагариным и Королевым, да и миллионами безвестных русских людей, которые пятьсот лет назад строили монастыри в таежной глуши, четыреста лет назад рубили засечные черты на границе Дикого поля, двести лет назад шли на штыки лучшей в мире Grand Armee, а 65 лет назад совершили воинский и трудовой подвиг, вряд ли сравнимый с чем либо в истории.

Прививанием потребительства занимаются силы, которые приватизировали сам государственный аппарат и государственные медиа - особенно велика роль в этом падении нашей "совести нации" - интеллигенции. Она уже несколько десятилетий занимается заменой государственных инстинктов российского народа на эгоизм, себялюбие и рвачество, на стадные потребительские рефлексы - причем под маркой насаждения свободы.

Редкий казус в мировой истории, государство (на самом деле захваченное антигосударственными силами) разрушает те начала в человеке, без которых само государство, его наука, вооруженные силы, органы правопорядка просто не могут существовать. За государственные деньги медийщики поганят все созидательные эпохи в нашей истории, когда человек жертвовал своим настоящим ради будущего детей. За государственные деньги очернители русской истории создают потребительскую пустоту в сознании людей, на которую само государство уже не сможет опереться. Единственный побудительный механизм, который продолжает функционировать в потребительском мире - это подкуп. И более всего он в распоряжении мировой финансовой верхушки, не заинтересованной в существовании большого русского государства и большого русского народа.

Если к 30 сортам импортной канцерогенной колбасы будет добавлено 30 политических партий, ни одна из которых не защищает отечественного производителя, положение только ухудшится, потому трескотня о свободе будет еще больше маскировать потопление русской экономики, тянущей на дно и русский народ.

Если "борец против коррупции" (это, я думаю, о Навальном))))  не слова не говорит о том, как средства, нынче идущие на потребление олигархического слоя и на рост заграничного капитала, превратить в инвестиции и дешевый кредит для отечественного производства, то он сам лишь орудие олигархии. Значит, олигархия просто хочет поменять одних коррупционеров на других и создать имитацию "перемен к лучшему" при продолжении деградации.

Если человек вслед за медийными попками повторяет мантру о "пользе конкуренции", он забывает о полуубитых производительных силах самой России. В его плоский мозг не помещается мысль, что производительные силы России надо спасать, как спасают даже больное животное, прежде чем требовать от него удоев и привесов. Ведь если русская промышленность будет окончательно задавлена "конкуренцией" (а иногда просто чужими монополиями), то сегодня у русских не будет денег на дороги, мосты, электростанции, на борьбу с криминалом, на хорошее образование и здравоохранение, а завтра и на импортные цацки. Всё, что есть в нашей трубе, будет утекать к западным и азиатским капиталистам, потому что сырьевая экономика это еще и постоянно нарастающая внешняя задолженность. У нас же от такой "честной конкуренции" будет профитировать только торговый посредник, вор и коррупционер.

На самом деле ни одна страна, желающая поднять свою промышленность, не обходилась без жестких защитных протекционистских мер, так было и в Англии, начавшей свой взлет с Навигационных войн, уничтоживших голландскую судоходную монополию, и создававшей огромные защищенные от конкурентов рынки по всему земному шару - в Индии, Африке, Китае, Лат.Америке и т.д. Так было в США, имевших во второй половине 19 в. самые высокие ввозные тарифы. Так было у всех азиатских экономических драконов. А разработанный знаменитым Менделеевым "Таможенный толковый тариф" лег в основу покровительственных тарифов императора Александра III, определивших первый скачок тяжелой индустрии в России.

Совершенно неслучайно, как показал Тойнби, индустриализация всегда шла рука под руку с национализмом, поскольку последний является идеологической основой для защиты национальной промышленности и торговли.

Продолжение тут: anisiya-12.livejournal.com/122096.html
Tags: Родина, Россия, история, прогресс, сложные системы, смыслы
Subscribe

  • Коронавирусное

    - Понаехали тут, Россия не резиновая! С такими словами жители провинции встречают ломанувшихся во все стороны москвичей. Новости России. Сегодня от…

  • Вот это поворот! Оппозиция в шоке. Устинов оказался совсем "не кошерным"

    Сегодняшняя статья Анны Долгаревой на "Взгляде" (по сути официальный рупор АП). Я как-то перестал следить за делом Устинова и этих новостей…

  • Соблазни нас, Наташа!

    Мы впервые увидели ее четыре года назад. И восхитились глазастой девчонкой. Сама невинность. Никто поначалу даже не верил, что это прокурор. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments