anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

Халява развращает человека. Делает его быдлом.

Я одного не понимаю, чего из Европы такие истошные вопли доносятся по поводу беженцев?
Уже месяца три, если не больше, поток беженцев идёт и нарастает с каждым днём. Неужели за это время европейцы не нашли, куда беженцев пристроить? И всё про деньги стенают, всё стенают. Работать надо заставлять людей. Халява никогда и никому добра не приносит.
Вон, в России в прошлом году весьма шустро, надо сказать, беженцев расфасовали по городам и весям. Не без накладок, да, - но при том потоке, что шёл к нам, да без накладок - это нужно быть каким-то раем с молочными реками и кисельными берегами.
Все пристроены. Все работают (что характерно).
И именно так - работают. А не сидят на шее России, ножки свесив. Работают на своё будущее.

У Романа Злотникова есть трилогия "Царь Фёдор". Люблю это произведение. Фактически гимн русским инженерам. Хоть и фантастика. Действие происходит в царствие Бориса Годунова.
А его сын Фёдор - попаданец из нашего времени
Так вот там мне эпизод один запомнился. Когда на Руси начался "мор и глад" вследствии нескольких дождливых лет и неурожая, царь Борис приказал открыть все царские житницы и идти на площадь раздавать зерно. Царевич Фёдор остановил отца.

ЦИТАТА
"Я возвращался из Москвы, со встречи с отцом. Нет, на этот раз мы не ругались. Даже наоборот. И вообще, за полтора года, прошедшие после того памятного разговора в его кабинете, из которого меня вынесли, мы с отцом крепко поцапались только один раз.
Когда он вызвал меня на Москву и повелел вместе с ним идти раздавать хлеб и деньги народу. Ох, как я тогда на него орал! Сам себе удивляюсь… Впрочем,
немудрено. Я был на последнем издыхании, уже пару месяцев спал часа по три, ел на бегу, меня чуть только не шатало на ветру. А куда было деваться? Это сейчас здесь все налажено, за всем есть доглядчик, и, почитай, каждый крестьянин или ремесленник во всей вотчине (номинально отцовой, но я уже подспудно считал ее своей) знает, что, когда и как ему делать. А когда все начиналось…
Судя по тому, что я помнил, следующий год, а вероятно, и еще один – также пройдут под знаком погодной аномалии, так что никакого особого смысла пахать и сеять, для того чтобы собрать меньше, чем было в землю брошено, я не видел. Но и просто раздавать хлеб я был категорически не согласен. Человек должен и имеет право зарабатывать себе на пропитание и жизнь. Если же он начинает это пропитание (да и любые иные блага) получать – он становится убогим. Ладно если данный конкретный человек и ранее был убогим – увечным, немощным, тогда в том, чтобы бросить такому копеечку, нет особого греха.
Но делать убогими, то есть калечить (пусть и психологически) здоровых, крепких людей – это даже не просто преступление, а настоящая ошибка!


Недаром те из увечных – парализованных, одноногих, слепых… которые не хотят
считать себя убогими, неполноценными, никчемными, выкинутыми из жизни людьми,
яростно пытаются найти себе дело, занятие, то есть работу и только лишь за исполнение ее согласны получать вознаграждение. И неважно, что это
– параспорт, рисование картин с помощью ног или рта людьми с парализованными или
неразвившимися верхними конечностями, просто ручная сборка на ощупь слепыми
электрической арматуры, но именно работа, вернее, то, что они зарабатывают
, делает их настоящими людьми. Несмотря ни на какие увечья. А вот здоровый,
крепкий и, возможно, даже в чем-то умелый человек, выпрашивающий или просто
получающий милостыню, в конце концов превращается в быдло. Кто-то раньше, кто-то
позже, но в конце концов всегда.

Именно в таком духе я тогда и орал на отца, вздумавшего было раздавать хлеб и
деньги. И его неуклюжие возражения по поводу того, что это, мол, временно, что голод
ведь, люди ж мрут, жалко ж людей-то… я отметал на раз. Господь велел в поте лица
своего зарабатывать хлеб насущный! Вот и давай людям возможность зарабатывать ! Совсем ослабевших – подкорми, организуй столовые дворы, куда можно прийти и
получить миску похлебки. Но не более!

Да ежели люди прослышат про раздачу, в Москву полстраны сбежится! И что тогда
делать? А ежели раздачу в других городах организовать – так разворуют все. Эвон хлеб уже, почитай, в десять раз воздорожал!

Покрадут – и концов не найдешь. Нет, если уж кому что и поручать, так это не раздачу хлеба, а общественные работы. Пусть дороги строят, мосты, мельницы водяные, нории. И предъявляют для отчета: вот столько хлеба потратил – вот что построил. Все равно разворуют, но меньше, да и после того, как голод закончится, в стране все построенное останется…
Уж не знаю, насколько я тогда отца убедил, но более я ничего о раздаче хлеба и уж тем более денег не слышал. А вот строительные работы на Москве и в иных уездах развернулись изрядные. Да еще по осени отец собрал поместное войско, щедро одарил всех хлебным жалованьем и… прошелся частой гребенкой вдоль дорог и рек, вычищая расплодившихся, как и всегда в подобные времена, шишей и татей. Но вот уж кто неистребим будто лернейская гидра! Поэтому данной меры хватило ненадолго. К середине зимы на вроде как успокоившихся дорогах вновь стали пошаливать… Впрочем, эта мера принесла двоякий результат. На дорогах-то стало поспокойнее, зато людишки, раньше удерживаемые на местах еще и страхом перед татями, теперь осмелели и снялись с места в поисках более сытных краев… "
Tags: труд, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments