anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

Часть 2. Цифровое слабоумие и информацилнная псевдодебильность.

Часть 1 ТУТ.

Часть 2.

Предисловие


Замечали ли вы в последнее время одну любопытную тенденцию? Не верят люди исследованиям, научным данным (впрочем, они веры и не требуют, а лишь доказывают или опровергают), да и, пожалуй, собственным глазам, когда это ставит их в уязвимое положение. Видимо, много слышали про критическое мышление и критику, так и не вникнув в суть этого слова. Поэтому отрицание того, что им не по нраву, наивно считают критикой. Как бы там ни было, отрицание – не есть опровержение, а всего лишь форма избегания, причем, не самая лучшая. Стоит себе в этом признаться. Но, от слов к делу. Ниже речь пойдет о том, что такое цифровое слабоумие (или цифровая деменция) и информационная псевдодебильность. Если вы обладаете какой-либо информацией об исследованиях, опровергающих результаты тех, о которых речь пойдет в этой статье, и доказывающих безвредность длительного взаимодействия с электронными информационными устройствами для мозга человека, оставьте, пожалуйста, ссылку на них. Буду вам за это очень благодарен.

Истоки

Нередко приходится сталкиваться с точкой зрения, что, дескать, это никакая не дебильность и не слабоумие, а просто другая форма мышления, во многом даже более продвинутая. В таком случае, предлагаю ответить на вопрос: не запоминать и не усваивать информацию, не читать длинные тексты, не помнить дни рождения и неграмотно писать – это новая, более продвинутая форма мышления? Вы хотите, чтобы ваши дети были такими «продвинутыми»?

Понятие информационной псевдодебильности принадлежит профессору, доктору медицинских наук и психиатру Анатолию Николаевичу Алехину. Этот термин часто использует в своих трудах врач-психотерапевт, президент Высшей Школы Методологии Андрей Владимирович Курпатов. Название исходит из клинической картины самого фактического заболевания, то есть, дебильности (согласно МКБ-10 легкой умственной отсталости, код F70). То есть, человек демонстрирует интеллектуальные способности умственно отсталого, но без органических патологий мозга. Вопросы об этичности и благозвучности этого термина, думаю, стоит адресовать непосредственно его автору. Впрочем, цитируя Уильяма, нашего Шекспира, - «Роза пахнет розой, хоть назови ее, хоть нет».

Понятие же цифровое слабоумие «digital dementia» пришло из Южной Кореи – одной из передовых стран в отношении информационных технологий. Статистически, на данный момент, около 85% населения этой страны имеют доступ в интернет и около 75% являются обладателями смартфона. Начиная с 2007-го года, стало заметно, что все больше подростков страдает СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности). Ухудшаются их когнитивные способности, нарушается память, деградируют коммуникативные навыки, развивается депрессия. Обследование ФМРТ (функциональной магнитно-резонансной томографией) головного мозга этих подростков показало, что в их мозгу, наблюдаются изменения, характерные для ранней стадии деменции, то есть старческого слабоумия.

Число детей страдающих СДВГ сильно возросло. Как известно, ребенок, страдающий этим синдромом, не в состоянии длительное время удерживать внимание и произвольно запоминать информацию. В настоящий момент, наблюдается прямая взаимосвязь между числом детей больных СДВГ и количеством времени, проведенного детьми перед экраном компьютера, планшета или смартфона. А количество этого времени, надо сказать, весьма впечатляет: согласно современным исследованиям, на данный момент, человек возрастом 18 лет, в среднем, проводит перед экраном 4 года. Повторюсь: 4 астрономических года (!), без перерывов на сон, прием пищи и прочее.

Наряду с вышеперечисленным, утрачивается способность людей к креативности. Начиная с 1960-х годов до 1984-го, в то время, когда информация поступала в больших объемах, шел рост показателя креативности у детей (согласно тесту Торренса). С 1984 года по 1990 рост показателя креативности стабилизировался. Начиная же с 1990-го года идет неуклонное снижение показателя креативности детей, согласно данным этого же теста: 85% детей в 2008-м году получили более низкие баллы, чем средний показатель среди детей в 1984-м году. Наблюдается тотальное снижение интеллектуальных функций подрастающего поколения. Дети стали менее способными, активными, эмоциональными. Это фактическое положение дел, которое мы имеем на данный момент.

Цифровая зависимость

Чтобы продемонстрировать масштабность эпидемии, давайте обратимся к данным опроса, проведенного среди пользователей сети Facebook в 2015-м году. А данные следующие: 34% пользователей ложились в кровать, открывая перед сном свою страницу на FB. 21% пользователей просыпался ночью для того чтобы проверить, не написал ли им кто-нибудь. 27% несчастных пользовались FB когда шли в туалет. Стоит обратить внимание на то, что это только данные по Facebook. А помимо него существует Instagram, Twitter, Youtube, Вконтакте и еще много замечательных способов выпасть из этой реальности.

Цифровая зависимость – это реальный медицинский диагноз, который планируют включить после пересмотра МКБ-10 в МКБ-11. Исследование, проведенное в 2017-м году под руководством профессора Хюн Сук Сера показало, что биохимические паттерны цифровой и наркотической зависимости абсолютно идентичны. В обоих случаях затронуты области мозга, ответственные за чувство тревожности и принятие решений. То есть, если лишить такого человека его гаджета, то у него начнется самая, что ни на есть, наркотическая ломка, не говоря уже о панике.

Для того, чтобы как-то противодействовать этому явлению, в Австрии был изобретен симулятор смартфона. Теребя эту штуковину, человек, страдающий цифровой зависимостью меньше испытывал чувство тревоги.

Эскалация примитивного контента

Мозг потребляет 29% энергии, затрачиваемой организмом. При этом его масса составляет порядком 2% от общей массы тела. Стоит ли удивляться тому, что при выборе задач эта штука очень экономичная? Мозг всегда выбирает те задачи, которые требуют меньше энергетических затрат. Это эволюционно обусловлено: человек не создан жить в условиях избытка калорий и информации. Поэтому, следовать наикратчайшему пути сопротивления, который предлагает примитивный контент, с позиции эволюции будет самым естественным решением. Об этом прекрасно осведомлены маркетологи и люди, занимающиеся непосредственно производством этого контента.

Давайте обратимся к данным за 2016-й год: 200 млрд $ приносит киноиндустрия, 100 млрд $ - индустрия компьютерных игр, 140 млрд $ - реклама только в Twitter и Facebook. Как вы уже поняли, наше внимание стоит дорого. И самый надежный способ его захватить – делать контент проще и проще. Эту тенденцию вы можете проследить сами, - просто посмотрите на фильмы, которые собирают в прокате больше всего зрителей. Они становятся все более примитивными: юмор в них становится все более плоским, а то и скатывается до откровенной пошлятины. Про сюжет и мораль, зачастую, не приходится и говорить. Но они красивы, в них много спецэффектов. Согласитесь, сложное интеллектуальное кино не принесет такой колоссальной прибыли прокатчикам, - под такое кино сложновато поесть попкорн. Люди, что в Древнем Риме, что сейчас, хотят хлеба и зрелищ, или, переформулируя на современный лад, - люди хотят калорий и информации.

Теперь загляните на просторы Youtube. Что набирает больше всего просмотров? Правильно, обзоры, вирусные видео и прохождения компьютерных игр. Этот контент набирает в сотни тысяч больше просмотров, чем даже короткие познавательные ролики, ни говоря о лекциях и документальных фильмах. У кого самая большая аудитория подписчиков? Верно, у бьютиблогеров и летсплейщиков.

Теперь немного коснемся компьютерных игр. Здесь абсолютно аналогичная история. Полная примитивизация. Среди геймеров есть даже такое выражение «Press X to win», что дословно переводится как «Нажми X чтобы победить». Большинство продуктов игровой индустрии больше не предполагает наличие сложных загадок и комбинаций клавиш. Это естественно, ведь их наличие существенно сократит аудиторию игроков, а, следовательно, и прибыль. Лучше, чтобы игрок просто нажал на кнопку, а игра сделала все за него.

В общем, если кратко резюмировать вышесказанное, находясь в состоянии эскалации примитивного контента наше мышление теряет способность решать трудные интеллектуальные задачи и создавать сложные интеллектуальные объекты.

Делегирование

Существует некая иллюзия знания. Люди ощущают себя носителями знания, не являясь таковыми в действительности. Вам часто доводилось видеть как люди в беседе с вами или кем-то еще, лезут в интернет в поисках ответа на вопрос? Мало того, что на поиск ответа уходит порядком 5-ти минут, в течение которых воцаряется неловкое молчание, так вы еще ждете пока собеседник с умным, как ему кажется, видом, тыкает в экран. К разговору теряется всякий интерес, и вы уже начинаете сожалеть о своем вопросе, как вдруг ваш визави с торжественным видом подносит к вашему лицу экран смартфона, как бы отвечая на ваш вопрос. Знакомая ситуация? А теперь самое забавное: поступая столь идиотским образом, человек ясно ощущает, что именно он ответил на вопрос! Он чувствует, что именно ему принадлежит этот ответ, несмотря на то, что его выдал смартфон, а не его мозг. Факт того, что человек может всегда «загуглить» интересующую его информацию создает у него ощущение того, что он этой информацией владеет.

В данном случае, опасность несет не только иллюзия знания сама по себе, но и тот факт, что информация предоставляется в уже готовом виде. Мозг лишается возможности производить нужные интеллектуальные операции, такие как анализ, синтез, дедукция и индукция. Со временем, человек теряет навык отличать главное от второстепенного. Яркой иллюстрацией этого служит Википедия, где информация собрана, структурирована, разжевана и, разве что в рот не положена. Сразу хочу сделать уточнение, что это не означает, что Википедией нельзя пользоваться. Разумеется, можно. Но лишь как справочником, чем она, по сути, и является. Она не может заменить собой книги, фильмы, биографии и научные труды. Правда, я бы еще рекомендовал задуматься, насколько там корректная и правильно структурированная информация, и можно ли ей так безоговорочно доверять, как это делают многие.

Думаю, стоит упомянуть ее один момент. Это рекомендательные сервисы. Помимо иллюзии знания, наше сознание поражено и иллюзией выбора. Нам кажется, что это мы выбираем, что посмотреть, послушать, купить. В действительности все иначе. И это было не один раз проверено с помощью фМРТ (функциональной магнитно-резонансной томографии). При наличии любого «экспертного» мнения, люди как им, кажется, осознанно принимают решения. Проблема в том, что ответственные за принятие решений зоны префронтальной коры не активизируются. Они становятся активными только в том случае, если «мнение эксперта» становится недоступным.

Эволюция социальных сетей

Можно наглядно проследить общую тенденцию в развитии социальных сетей. А тенденция заключается в следующем. Изначально была Livejournal, где люди писали и читали объемные тексты. Затем Facebook и Вконтакте, где тексты заметно сбросили в объеме. Потом Twitter со 140 знаками. А теперь Instagram, где тексты вообще можно не писать. Как вы думаете, это происходит случайно? Почему эти сервисы становятся популярными? Потому что нам их навязали? Нет. Они становятся популярными только потому, что они все больше отвечают тому, как сейчас на самом деле работает наш мозг. Информационно псевдодебильный мозг, более не способный к восприятию и анализу больших текстов.

Чтение

В массовом сознании существует убеждение, что читать можно с любых носителей, - планшета, смартфона, электронной книги, печатной книги и т.д. И при этом нет никакой разницы. Это будет одинаково эффективно. Так ли это на самом деле? Нет, не так.

Чтение текста с экрана получило название F-скроллинг. А происходит он следующим образом: человек читает начало, пытается разобраться, о чем идет речь в тексте, затем переходит к началу последующих нескольких абзацев, потом пролистывает текст в поисках сути, вывода, смысла. И, само собой, не находит. И это естественно, ведь для того, чтобы его найти, нужно было прочитать! Ничего не напоминает? Смысл текста собирает мозг читателя вследствие анализа информации, изложенного в нем. А если анализа не происходит? Думаю, вы сами заметили, что тексты словно становятся все более скучными и занудными. Но в них ли дело? Полагаю, вы знаете ответ.

Исследование под руководством Анны Манген – профессора центра чтения норвежского Университета Ставангера, показало любопытные результаты. Подросткам предложили прочитать детективный рассказ объемом в 28 страниц в печатном варианте и на электронном носителе (ридере Amazon Kindle). После прочтения необходимо было распределить 14 событий, происходивших в рассказе, в хронологическом порядке. Испытуемые, которые читали рассказ в электронном виде, не смогли этого сделать. Группа испытуемых, прочитавших бумажную версию книги, справилась с заданием. Тут важно обратить внимание на то, что читая бумажную книгу и электронный носитель, человек не чувствует фактической разницы.

Другое исследование, проведенное неврологом и нейропсихологом Университета Тафтса Мэриэнн Вульф и когнитивным психологом Университета Штата Нью-Йорк Сарой Марголин показало, что вдумчивое и медленное ежедневное чтение в течение 45-ти минут (всего лишь) позволяет мозгу ребенка научиться конструктивному линейному восприятию информации и формированию связанных ментальных образов. Кроме того, длительное использование электронных информационных устройств приводит к нарушению суточного ритма и ухудшает качество сна.

Специалист по онлайн обучению Открытого Университета в Шотландии Энн Кэмбелл наглядно показала, что читая текст, человек создает у себя в мозгу «ментальные карты», благодаря которым он ориентируется в информационном пространстве прочитанного. Качество же этих карт обусловлено вовлечением:

Зрительной памяти (запоминается расположение информации на книжной странице).
Кинестетической информации (о том, в каком месте книги мы находимся).
Пространственной памяти (разворачивающий ментальный образ в голове читателя).
Как несложно догадаться, невозможность полноценного вовлечения вышеупомянутых видов памяти и чтении на электронном носителе существенно сказывается на восприятии текста, усвоению и обработке информации.

Исследование Роберта Фрейдланда, члена Национальной Академии Наук США показало, что пожилые люди, которые регулярно читают, в 2,5 раза реже страдают болезнью Альцгеймера. Регулярный же просмотр телевизора же, напротив, увеличивает риск появления этой болезни. Думаю, несложно догадаться почему.

В 2009-м году, когнитивным психологом Университета Сассекса Дэвидом Льюисом было проведено исследование, согласно результатом которого, через 6 минут после начала чтения книги, уровень стресса у человека снижается на 68%. Вы давно держали в руках бумажную книгу? Интересно, какой у вас сейчас уровень стресса?

Письмо

С чтением, надеюсь, более-менее все понятно. Как вы поняли, дело не только в запахе книг. Как любят утверждать некоторые субъекты, что если книга им интересна, они ее прочитают и на экране. Прочитают, безусловно. Только, вот, ни черта не запомнят.

А как дела обстоят с письмом? Адам Грант, профессор Уортонской Школы Бизнеса, провел исследование, которое показало, что люди, испытывающие стресс на работе, после нескольких дней ведения записей (они вели что-то наподобие дневника переживаний), стали чувствовать себя лучше, а их продуктивность возросла на 29%.

Письмо от руки также помогает:

Структурировать информацию
Усваивать новую информацию
Переходить от старых идей к новым
Обнаруживать новые мотивации
Улучшить общую социальную адаптацию
Несложно догадаться, что если мы совсем перестанем писать от руки, мы просто утратим ко всему этому способность.

Часть 3 читайте в следующем посте. ТУТ


Tags: наука_умеет_много_гитик
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments