anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

И позвоночник холодеет, напрягаясь.

синим курсивом- мои вставки
"Как если началась война
Давно зрелище людских толп не вызывало во мне такого подспудного, медленно поднимающегося на поверхность липкого ужаса. По казённой надобности оказался у ХХС, пробиваясь сквозь кордоны к Пушкинскому музею и глядя на огромную очередь, змеящуюся к поясу Богородицы.
И позвоночник холодеет, напрягаясь.

Я шёл по другой стороне Волхонки, где, подобно грачам, возле музейных корпусов, отдыхали люди из очереди (мгновенно и безошибочно узнаваемые), раздрызгивая и на этой стороне ощущение какого-то всеобщего горя, смятения и общей безысходности. Как если больше не к кому идти и некуда податься. Это, конечно, имеет минимальное отношение к Христианству и Православию, чёрный омут принесённого с собой горя, такого сильного и такого концентрированного, что кажется небеса должны развернуться, подобно кулисам и пролиться Манной Небесной на всех этих несчастных, которых странно назвать глупыми или же наивными. Рядом с таким зрелищем невозможно быть снобом - страх перед этим пульсирующим ворохом людей и карет скорой помощи, ментов и монашек захлёстывает, поднимаясь от пяток вверх; невозможно этого бежать или как-то внутренне отгородиться.
В генетической памяти есть неактуализированные файлы с социалистическими демонстрациями и Ходынками, так вот попадая в это поле, мощно заряженное негативом человеческого пластилина, чувствуешь как эти файлы начинают пошевеливаться и сами собой распаковываться.
(о как! А с моей точки зрения, так напротив, толпа была заряжена не негативом. Хотя с вашей стороны это, возможно, и выглядело угрозой. Хорошо, что вы это понимаете)
И то, как ты, человек XXI века, на своих собственных глазах начинаешь уменьшаться в размерах и превращаешься в щепку. Проблема в том, что мы ничего не знаем о нас самих и о том, что творится внутри народной толщи, которая сама о себе тоже ничего не знает. 
(очень даже знает толпа сама о себе...это вы зря, господин-хороший)
Какие-то переменчивые розы ветров, состоящие из постоянно сменяемых обстоятельств, способны заряжать толпу на непредсказуемые действия; короче говоря, никогда не знаешь где и что вылезет.
Какое и как.

(конечно, не знаешь... ведь вам это недоступно)
И на Волхонке сегодня это не просто сильно чувствуется, но бьёт по глазам и по мозгам. Точно умер кто-то крайне значительный или даже великий и мир скорбит, сквозь пьяную пелену.

Точно идёт незримая метафизическая война и для того, чтобы наставить страну на путь победы следует припасть к ковчежку, несмотря на страхи заразиться или же разнести эпидемиологическую заразу.
(наконец-то дошлО)

Никто, кстати, не снимает <где Кашин?!>, не фотографирует, не разговаривает, не изучает, не зарисовывает; а ведь это как в дискурсе «Передвижников» сегодня оказаться - и встретиться лицом лицу со своей страной, которая вот она, задавленная позолоченными куполами змеится на фоне символов русской государственности.

Уж какие тут хиханьки, если сметут и не заметят.

Мерзнут и стоят, терпят зачем-то и чего-то ждут, только им дали повод, ничем особенно не отличаясь, по сути, от очереди на выставку Дали в ГМИИ, которая стояла тут ещё пару дней назад.

В той музейной очереди тоже не было ни лёгкости, ни света.
С нами можно сделать всё, что угодно.
(с вами - это с кем?))
Никто даже не пикнет, вот что ужасно.
Люди из очереди просто покрепче сомкнут ряды."
Источник

Tags: Россия, Церковь, аксиоматика, вера, воля, выбор, самоорганизация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments