September 13th, 2012

солнышко

Русский мир, русская ментальность: главенство морали над законом

Реальности последнего времени приучают нас к тому, что всё, не наказуемое уголовно, допустимо. Русское мышление же несколько иное. Русское мышление традиционно полагает недопустимым и отвергает всё, не сообразующееся с моралью, есть тысячи вещей в нашем, локальном русском мире, (полагаю, нужды нет доказывать, что мы, вне зависимости от нашего происхождения, именно в этом мире живём), которые нельзя счесть достойными и принятыми, притом, что они не нарушают уголовного кодекса. Эта особенность России, как можно заметить, никак не даёт покоя тем, кто желал бы переменить ментальность нашей страны, переделать её на свой лад, возможно, даже упразднить страну вместе со всем, что в ней, поскольку этот самый примат морали суть один из краеугольных камней русской самости.

Уберите из нашего мира стремление к духовному совершенству, внушают они, ту априорную установку на созерцание рая, что на самой заре русской цивилизации увидел в пучине морской новгородский епископ, и всё получится. Исчезнет пьянство, судьба и выбор тех, кто понял достижимость горних высот в нашем мире, разваливающиеся деревни оживут, начнётся торговля и процветание придёт, товарно-денежные отношения победят византийское изуверство окончательно, не будет нетерпимости, антисемитизма и прочих ужасных явлений, ягнёнок возляжет со львом и наступит счастье. Нужно только сделать самую малость – заменить любовь кошельком, ввести ментальность базара и публичного дома, и падёт окончательно империя зла в наших головах.

Мы видим, как исподволь, постепенно, внушается массам идея о том, что не к разумному, не к вечному, не к добру, в его невещественном понимании, и не к любви нужно стремиться, а к расплывчатому понятию «успеха». Успех, этот протестантский истукан, вокруг которой так усердно выплясывают «реформаторские силы», тут, наконец, выкристаллизован в своём окончательном виде, сделан таким, чтобы его можно пощупать людям, далёким от отвлечённых понятий, - в идее борделя, процветающего, отнюдь не кишащего клопами, тараканами и венерическими болезнями, нет, сияющего, начищенного и дезодорированного.
солнышко

Генетика

Ну, а напоследок хочу поделиться одной мыслью. Или, вернее, ощущением. Вчера я посмотрел агитационный клип субботнего оранжевого гевалта.

http://www.youtube.com/watch?v=_bebUU3X8wU&feature=player_embedded

И всё не мог понять, почему же каждому из чтецов я так хочу врезать. Причём, ногой и по лицу. Что меня в них так напрягает? Ведь желание это стойко присутствовало даже с выключенным звуком.
А потом понял: дело в антропологии. Давно было подмечено, что когда в обществе происходит раскол, то в разные группы чётко сбиваются люди, неуловимо похожие друг на друга, а, зачастую, принадлежащие к одному антропологическому типу.
Когда они распылены - это не заметно. Но когда они вместе... Михаил Афанасьевич Булгаков подметил эту черту в петлюровском госпитале в Киеве во время гражданской войны. Он с удивлением говорил, что это какой-то новый тип людей. И в этом типе людей он чувствовал врага на первобытном, инстинктивном уровне. А петлюровцы точно так же неистово и безотчётно чуяли врага в нём. Великий русский писатель не первый и не последний, кто это заметил. Гумилёв - так тот вообще обосновывал подобное генетикой. Так вот, коллеги, именно такого врага я почуял в этих лицах. "Креативный либераст" читается даже в их облике. Он читается у этих чтецов. Он читается у Стомахина, Романовой и Собчак. Он читается у всей "креативной" болотной общественности. И знаете... Я просто не вижу в них не только сограждан или каких-то братьев по крови. Я не вижу в них людей.