April 11th, 2015

солнышко

(no subject)

oohoo нынче хороший пост написал Реализм как форма бунта
Я давно нечто подобное ощущаю, да не осмеливалась написать, а то ведь кааак затопчут праведным гневом: да мы! да тут! да нужно организовывать широкий информационный фронт!
Фффух...блин.... а если мне не хочется? Ну, широкий информационный фронт организовывать?
Заметила интересную закономерность (в отношении себя, разумеется): чем больше я работаю - тем меньше боюсь. Ну просто некогда - бояться-то.
А так, если вдруг болеешь и дома сидишь, то лезешь в инет и начинаешь там бояться и распаляться....праведным гневом. То бишь, чем больше работы, тем больше погружаешься в истинный дзен)
Познаёшь истинное отрешение от всяческих геополитик)))
О весне написать, или там о туфельках, о даче и шашлыках - фи! какая приземлённость) Да?
Гореть нужно, господа-товарищи. Гореть! И исключительно высоким и патриотичным огнём. Ну, чтобы все видели.
А можно быть просто патриотом и не вещать об этом в инет-пространство?
Буду считать, что я познала истинный дзен российской жизни: весна, работа, много солнца и хорошей погоды, просто хорошее настроение. Ну и разные радости душевного и материального плана)

Дааа.. сегодня народу в Церквах - просто не протолкнуться. Я сегодня проезжала мимо 3-х или 4-х Церквей - и везде за оградой просто яблоку негде упасть) Ну и солнце, разумеется)
солнышко

Окно Овертона: как вползала зараза в город Киев

Интересная статья, хотя и полугодовой давности.
Странным стал город. Не живет, а конвульсирует.

"…город прекрасный, город счастливый. Мать городов русских"

"Эх, жемчужина – Киев! Беспокойное ты место!.."

М. Булгаков «Киев-город»


Черный туман окутал город в начале зимы года две тысячи четырнадцатого. Повис над склонами Днепра гарью покрышек, скрыл и Печерск, и Лавру, и склоны реки, стелился над сонной рекой и уходил на юг. Сквозь рваные клубы дыма то тут, то там вспыхивали огни пожарищ. А потом тьма рассеялась, и уставший от копоти и огня город начал жить новой жизнью.

Странные люди вышли из дыма на киевские улицы. Словно выдуло закопчённых, провонявших немытыми ногами селян с майдана и разбросало по всему городу. Киев, веками говоривший по-русски, переживший и советскую украинизацию, и незалэжную дерусификацию, вдруг заговорил даже не на украинском, напевном говоре полтавских степей, а на непонятной львовской гваре, смеси междометий и польских слов. Да и не только от чужаков слышна не свойственная Киеву речь… Ох, Киев-город, что же вложили в мозги твоим коренным жителям, что между собой вы говорите по-русски, а на публику требуете одного украинского языка? Зачем вы хотите, чтобы ваши дети учились только на украинском? Неужели вы не видите пропасть, в которую летите сами?

Или может просто страх заставляет киевлян предавать свою идентичность? Мало их осталось, вот и боятся. Пришли сюда новые, голодные и жадные. Из дальних сёл, темных карпатских лесов, словно стая саранчи, налетевшая на плодородное поле.

Страшен большой город селянам, кажется им чуждыми и блистательный Крещатик, и тенистые барские Липки, и далекие массивы левого берега. Но страх порождает злобу и полна злобой киевская земля. Вернулись на свою работу тетки, подносившие камни толпе, чтобы кидать их в безоружных солдат из внутренних войск, уехали на восток самые буйные парубки с оселедцами. Уехали, поняли, что там в ответ могут выстрелить, да и вернулись в Киев. Надо же как-то майдан обустраивать. Правда, и тут как-то не заладилось. Снесли майдан те, кого он привел к вершинам власти. Объявили его скопищем бомжей и алкоголиков.

И Киев, словно война шла на его улицах, наполнился людьми в камуфляже, в бронежилетах и с оружием. Только нашивки разные: "Айдар", "Билый молот" "Днепр" и еще много красивых названий. Нет у них пристанища, нет теплых палаток на Козьем болоте, как назывался встарь Крещатик, и приходится им бродить по улицам, как ходят зомби в поисках пропитания. Злыми, безумными толпами, распространяя по городу болотный дух и торфяную плесень.

Collapse )