anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

Революция и креативный класс.

Послушаем разных людей:

Михаил Леонтьев:

Как мы уже говорили, самое главное начнется после четвертого. Выборы уже объявлены нелегитимными всеми теми, кто взял на себя, причем не спрашивая ни у кого, кроме прогрессивной мировой общественности, право определять легитимность наших выборов. Это означает, что революция уже объявлена. Поясняю: это не означает, что она состоится. Но то, что она объявлена, анонсирована, обещана и раскручивается, — это факт. Бессмысленно играть в шахматы с людьми, которые объявили, что они играют в городки. Не надо никому рассказывать, что у вас тут шахматный турнир. Засмеют.



Собственно, на ближайший поствыборный период единственный вопрос — удержать «болотных» от силовой эскалации. То, что они будут к ней стремиться, — совершенно очевидно. Смысл законопослушных, внешне толерантных хотя бы с точки зрения общественного порядка действий для них исчерпан. Больше народу они уже не соберут, да и чисто количественный фактор становится вторичным на фоне противостоящей массы. Теперь «хомячки» вполне могут пойти на мясо в одноразовом порядке. И хорошо бы, чтобы «хомячки» это понимали. Но понимание не есть достоинство «хомячков».

Совершенно отдельный вопрос — это степень вовлеченности в «болотный» процесс людей, так или иначе связанных с властью и Кремлем. И способность этих людей не только организовывать скрытый саботаж, науськивание и управление уличной движухой, но и подталкивать те или иные кремлевские башни на легальные политические решения. В конце концов, сама так называемая политическая реформа, в виде стремительной и однозначной подачки «болотной», была легальным политическим решением, легитимирующим «несистемную оппозицию» и превратившим ее в более системную, чем оказавшиеся одномоментно шутами гороховыми системные кандидаты в президенты. Сегодня мы видим, как практически все эти кандидаты бегают за этой «несистемной оппозицией», пытаясь протиснуться в кадр со звездами политического подиума.

Тексты, собранные у нас в главной теме, — это тексты лидеров «поклонной». Это еще заодно и доказательство того, что «поклонная», это не пропутинский сбор. Это широкий антиоранжистский фронт, составленный очень разными людьми, которых объединяет ненависть. Не к посетителям «болотных» митингов, а к идеям и задачам, которые эти митинги призваны исполнять. Их разные позиции самоценны. И поэтому совершенно не обязательно совпадают друг с другом и с позицией редакции. Из песни слов не выкинешь, и никто их выкидывать не собирался.

Что касается «малого народа», о котором пишет Кургинян: этот «малый народ» понятен и исторически повторяем. Это интеллигенция или те, кто считает себя таковой, за отсутствием оных. Кстати, бессмысленно говорить, что это русская интеллигенция, потому что никакой другой интеллигенции в мире никогда не было, и, к счастью для этого мира, никогда и не будет. Это наш с вами исторический продукт и исторический крест.

Интеллигенция как носитель своего узкого сектантского нормативно обязательного знания о мире, о добре и зле, о «рукопожатных» и «нерукопожатных», о том, что, кто не с нами и нашими, как всегда интеллектуально убогими идеалами, тот против нас и вообще не достоин обременять землю. Это на самом деле в определенные моменты истории очень легко манипулируемая среда, подверженная своим узкогрупповым стадным инстинктам и управляемая едиными импульсами. Когда говорят, что на «болотной», мол, не только гламурный и креативный класс, имеется в виду именно эта абсолютно уверенная в своей правоте, исключительности и непогрешимости публика. Эта среда является абсолютным антиподом любому интеллекту и интеллектуализму. С ними бессмысленно разговаривать вне рамок их суррогатных жизненных моделей. Собственно, поэтому власть и ведет с ними диалог на их языке, прикидываясь такой же убогой, как они.

На самом деле вести диалог с ними просто не нужно. Они не представляют собой никакой силы и никакого общественного интереса для того, чтобы вести с ними диалог. Вся эта сила и интерес определяются исключительно политической страстью российской власти в самые разные моменты истории вести с ними диалог. Вопреки распространенному мнению там, в этой среде, на самом деле нет никаких идей, никаких смыслов и никакого интеллекта. Один сплошной креатив.

Понятно, что после победы на выборах, и чем худшим антуражем будет обставлена эта победа, тем быстрее и больше, от Путина понадобятся деятельные и содержательные обращения к совсем другим людям, которых гораздо больше, которые гораздо важнее и которые готовы и просто заждались осмысленных и содержательных вещей. И если так, предметный разговор об этих смыслах уместен и актуален. И наши позиции по общим и тем более по частным вопросам могут очень сильно отличаться. Это нормально. Это никаким образом не колеблет нашего «антиболотного» консенсуса.

Что бы ни случилось, Россия им достаться не может. Она не может им достаться по определению. Она может только исчезнуть, если они попытаются ухватить ее своими ручонками. Самый наихудший случай, если нам придется доказывать им ошибочность их позиции на улицах путем прямого физического и огневого контакта. Именно от этого хотелось бы уберечь страну и этих рецидивных идиотов. Именно для этого необходимо присутствие большего количества более адекватных людей на улицах столицы в клинически сложный момент. Что касается более общих перспектив, то нельзя не согласиться с мнением нашего украинского автора, что материальным основанием «русской смуты» по факту является расчлененность страны. Отсутствие единой исторической России всегда будет генерировать смуту. Собственно, для этого ее и расчленили. Путинский интеграционный проект уже является объявленным ответом на эту ситуацию. Собственно, можно с большой степенью вероятности предположить, что именно за это его заказали и именно с этим связано столь плотное и навязчивое спецобслуживание нынешней избирательной кампании.

ИСТОЧНИК

НУ И ПРО КРЕАТИВНЫЙ КЛАСС НЕМНОГО)

Пишет Николай Стариков: "«Креативный класс» – что это такое"

Неделю назад в газете «Санкт-Петербургские ведомости» вышла моя статья «Два реванша». В ней было схематично разобрано, что, собственно говоря, сегодня происходит. А происходит попытка либерального реванша. Провалившиеся и обанкротившиеся либералы стараются вернуться во власть. Но так как народ за них голосовать упорно не хочет, то они пытаются придумать себе новые лозунги и взять новых союзников — в виде крупных думских партий. И на этот ползучий либеральный реванш мы обязаны ответить им другим реваншем. Реваншем России.
Но для того этого нужно досконально разобраться в том, что происходит. Поэтому сегодня хотелось бы поподробнее остановиться на тех, кто является движущей силой этого либерального реванша. «Оранжевая демократия» зимы 2011-12 года, подарила нам новое понятие: «креативный класс». Давайте разберемся, что это за новый «класс» обозначился таким термином.

Сегодняшняя мировая экономика характеризуется жёстким разделением труда в угоду интересам транснациональных корпораций (ТНК). Принцип рентабельности поставлен во главу угла. Это альфа и омега, это смысл существования всей современной конструкции мировой экономики.

Рентабельность, как единственная оценка деятельности сегментов экономик, породила своих собственных чудовищ, которые всегда появляются при сне разума. Этих чудовищ много. Но главное из них, которое ещё только начинает оформляться, это отрицание самого принципа государственного суверенитета.

            А и вправду, о какой независимости той или иной страны можно говорить, когда необходимость и нужность существования государства определяется лишь тремя весьма факторами? Это рост ВВП, умение расплачиваться с долгами и профицит бюджета. Есть профицит бюджета – есть государство, нет профицита — нет государства. Или же если оно ещё и есть, то испытывает массу проблем на пути своего существования. А в случае, если продолжает жить, то только попав в финансовую кабалу к мировым финансовым институтам. Что обгрызают государственный суверенитет не хуже шакала, обгладывающего кости.

            Иметь формальный суверенитет на уровне флага, гимна и признания, но не иметь возможности вести независимую от чужих интересов политику — вот временный компромисс, который состоялся на сегодняшний день между государствами и ТНК. Политика государств сегодня — это обслуживание интересов ТНК. Государства используются в качестве неких отделов, каждый из которых занимается отдельно выделенной ему специализацией. Кто-то поставляет ТНК энергоресурсы, кто-то сыры и вина, кто-то автомобили, кто-то высокотехнологичную продукцию. Но секрет в том, что, встраиваясь в эту систему, вы передаёте на откуп ТНК значительную часть своего суверенитета.

               А что в этом страшного, спросите вы? Ужас этой ситуации состоит в том, что при такой системе значительная часть населения целых стран становится не рентабельной. То есть не нужной. Это уже давно произошло в странах третьего мира, где другая часть человечества, вынуждена трудиться уже сегодня буквально за гроши ради своего сегодняшнего пропитания.
Так вот, ситуация «нерентабельности» и, следовательно, «ненужности» значительной части населения сегодня стоит уже на повестке дня так называемых «развитых стран».

             И тут мы постепенно подходим к такому феномену как «средний класс» на Западе. Или же наш сегодняшний «креативный класс» в России. Его идеологи нашего «оранжизма» были вынуждены спешно окрестить именно «креативным», после того как стало известно, что этих людей за глаза они называют хомяками и пингвинами. В некотором смысле термин «креативный» родился как форма извинения, когда стало ясно, что нужно создать новую «болотную моду». Никто же не захочет идти туда, где в итоге он станет хомяком или же будет причислен к «среднему классу». Кто же хочет быть середняком, а вот «креативным» быть интересно. Непонятно о чем речь, но звучит красиво и современно.
Так что же это за «зверь» такой, креативный класс у нас и «средний класс» у них на Западе?
На мой взгляд, это люди, которые являются продуктом кредитной накачки местных экономик.

   
                   Запад пошёл по пути деиндустриализации своих экономик, столкнувшись с системным кризисом в 70-е годы. Рост экономики «развитого мира» остановился именно тогда. Нужен был выход из тупика. Вариантов было два: или сокращение населения или же существенное удешевление производства. Тогда эту проблему на Западе решили, договорившись с Китаем и его соседями. Причины китайского экономического чуда и роста всех «азиатских тигров» лежат именно в этом. Потребность прокормить своё вечно голодное население у Азии, потребность удешевить производство у Запада. Так и встретились тогда «два одиночества».

                 И всё бы ничего, но в «развитых странах» оставалось избыточное население, высококвалифицированное, привыкшее работать, осознающее свою роль и не готовое к ухудшениям условий своего существования. И тогда был придуман изящный выход из положения. С одной стороны, политика дебилизации населения при помощи пропаганды попкультуры и реформы образования, с другой — накачка их кредитными доходами. В итоге, если пропустить все нюансы, то мы и имеем тот самый «золотой миллиард», в массе своей занимающийся оказанием друг другу различных услуг. Снимающий сливки с дешевого производства в азиатских странах и сохранивший за собой примат финансовой составляющей мировой экономики. Ну и отдельные сегменты производственной экономики для ассортимента.
Есть дешёвый кредит — работает эта система, нет дешёвого кредита — эта система начинает буксовать.


                  На сегодняшний день наступает ее математический предел. Как и всякая пирамида, финансовая система Запада может существовать лишь за счёт расширения своей ойкумены. Но наша планета закончилась. И в этом и есть неразрешимое противоречие.

                 А теперь давайте перенесёмся в Россию. В 90-е годы мы пережили деиндустриализацию в самом жёстком из возможных вариантов. Сегодняшние «креативщики» или их предтечи из 90-х зарабатывали тогда на жизнь или челночеством, или работой на приусадебном участке. Самые удачливые из них подвизались на обслуживании интересов олигархических или же бандитских группировок, что, по сути, есть одно и тоже. Но после 2000 года ситуация стала медленно изменяться. В стране появились деньги. Новая команда, пришедшая к власти в 1999 году, стала отжимать потихоньку суверенитет в свою пользу. Нефть не только стали гнать на запад, но еще и получать от этого доходы. И дело не в увеличившейся цене на углеводороды. Просто в начале 2000-х были проведены элементарные налоговые реформы, которые просто вели налогообложение продаваемых природных ресурсов России (НДПИ), которые раньше во времена «эффективных менеджеров» утекали из страны «бесплатно» для бюджета.

                   В российскую экономику стали поступать деньги. Что могло начаться в стране когда в нее пошли финансы, если она только что пережила деиндустриализацию, в ней было скукожено производство до самого до минимума и, по сути, шла настоящая гражданская война? А что должно было, то и началось: три разнонаправленных процесса.
Восстановление производства и расширение самой прибыльной части экономики, т.е. добыча природных ресурсов.
— Быстрое вкачивание в население доступных кредитов для повышения уровня потребления.

— Развитие малого бизнеса. Который, в принципе, из-за отсутствия первоначального капитала, может взять под себя лишь сферу услуг.

                Почему именно так, а никак иначе? Потому что люди, пришедшие к власти в 1999 году, которых сейчас либералы называют «кровавой гэбней», были не настолько «кровавы», как рукопожатные либералы из 1992 года. Они не посчитали для себя возможным на практике претворить либеральную политику из 90-х, когда считалось, что если 30 млн людей вымрет, то это будет означать лишь то, что они просто не вписались в рынок. Новая власть посчитала, что доходы от продажи нефти и газа должны пойти не только на капитализацию личных состояний олигархата, но и на восстановление промышленности и на повышение уровня жизни населения. И вот тут вот как раз и произошло «зачатие» тех, кого уже почти месяц называют «креативным классом». Этот класс на 90% продукт кредитной экономики, потому что после крушения СССР они были выключены из производственных цепочек.

                        Единственное, чем мог быть занят этот новый класс этих «новых безработных» — это перераспределение поступающих в страну нефтяных и газовых доходов путем оказания друг другу разных услуг.
                  Вот так и появился диковинный в прошлом, но обычный сегодня «офисный планктон». Всевозможные дизайнеры, парикмахеры всего и вся, советчики по любому поводу за наши деньги, специалисты по правильному расположению бокалов на столе. И прочие столь же «нужные» профессии. Тогда это решило проблему трудоустройства, но заложило основу сегодняшних проблем. Сегодня эти люди выходят на митинги, верят лживым призывам чиновникам от политики из 90-х. Почему? Потому что у них росли доходы, когда российская экономика росла вместе с мировой. Причём росла семимильными шагами. Тогда их доходы и уровень потребления их вполне устраивал. Это было так легко и креативно не задумываться, что и откуда берётся. Это было очень креативно и легко представлять себе, что их труд, труд людей оказывающих массу услуг, так сильно необходим обществу, что поэтому они-то и есть соль земли русской.

                        А потом пришёл кризис. Мировой кризис. Кризис финансово-корпоративной системы, построенной на принципе рентабельности. И у «креативщиков» просто замедлился рост их доходов. Только замедлился, даже не прекратился! Это случилось на фоне падения уровня жизни во всех «финансово развитых» странах. В которых уже начался неизбежный процесс ликвидации массы ничего не производящих «креативных» профессий из сферы услуг. Этот процесс на Западе будет только нарастать – рушащаяся финансово-ориентированная мировая экономика сбрасывает балласт. Первыми за борт и летит сфера услуг. А «креативщики» могут ведь лишь оказывать услуги и ничего больше. Сегодняшний «креативный класс» лично мне напоминает того пострадавшего в пирамиде, который оказался последним и на котором халява закончилась. Он дует губки от обиды и вопрошает: ну как же так? А суровая правда жизни состоит в том, что кредитный рай и вечное счастье высокооплачиваемого безделья заканчиваются. Во всем мире, между прочим.

                     И из этого тупика есть лишь два выхода. Плохой и хороший. Плохой – это, условно говоря, «греческий вариант». То есть бои с полицией и манифестации против правительства с требованием и дальше получать больше того, на что можешь рассчитывать. А хороший — он более трудный, но позволит достойно встретить старость. Это наш русский антилиберальный реванш. Это выстраивание здоровой экономики, это защита нашего российского суверенитета, это производительная экономика и новая индустриализация. И тогда какой-нибудь очередной «мерчандайзер» или «специалист» по интимным стрижкам просто переместится от офисного стола к станку и ничуть не потеряет в своих доходах. Его перемещение — это гарантия выживания страны.

                 Мы не сможем сохранить свою национальную идентичность и государственный суверенитет, находясь в рамках финансово-ориентированной экономики и встраиваясь в международное разделение труда. Тут или оставаться россиянами, русскими, людьми всех национальностей, создающих общий для всех Русский мир, и тогда выстраивать свой собственный суверенитет. Или уж терять всё своё, становиться людьми мира, забывать свою историю, своё предназначение ради доступа к благам, падающим с чужого стола. Тоже вариант, но тогда нужно быть готовым, что хозяева этого стола в любой момент могут посчитать себе за благо оттолкнуть нас от распределения благ. А глядя на их сегодняшние проблемы, этот момент настанет очень скоро — гораздо быстрее, чем нам пытаются внушить запутавшиеся в своих собственных схемах либеральные экономисты. В случае отстаивания собственного суверенитета, в том числе экономического, надо быть готовым к тому, что за него придётся драться. В случае же с встраиванием в чужое распределение труда, нужно быть готовым к тому, что придется терпеть чужую волю. И зависеть от того, как у новых хозяев жизни идут дела на сегодняшний день. Пойдут дела плохо, наступит «бескормица», тогда десятки миллионов людей враз станут «нерентабельными», а значит и ненужными.

                 При понимании того, что сегодняшние «креативщики» — это продукт кредитной накачки, становится неудивительным, что они встали на сторону тех, кто отрицает наше право на наш государственный суверенитет. Даже если они это не понимают и отрицают, это не меняет сути происходящего. Они не работают, они зарабатывают. Они не трудятся – они оказывают услуги. Они не чувствуют себя частью общего русского мира, Родина у них там, где им больше платят.
                  Они гордятся своим знанием английского, не задумываясь о том, что ещё 25 лет назад полмира говорило по-русски. Они гордятся иностранными названиями своих профессий. Они любят отстаивать свои права, но считают нормой избежать своих обязанностей. В общем, их нужно пожалеть потому, что они формировались во времена кривой экономики и во времена кривых отношений и сами они получились такие же… кривые. Но они всё равно наши. И наш русский антилиберальный реванш нам нужен и для того, чтобы вернуть большую часть из них из их духовной эмиграции обратно на Родину.

ИСТОЧНИК

ТЕПЕРЬ ПОСЛУШАЕМ БУЛОЧНИКОВА:

"Креативный класс" как эвфемизм слова "Богоизбранный народ".
Продолжим наводить сатиру на еврейство.

Дело в том, что согласно канонам иудаизма еврей не может критиковать еврея. Что бы тот не вытворял. Поэтому Гоголь и Салтыков-Щедрин в еврейской среде невозможны.
Только петросяны.

Поскольку я ни в каком религиозном мракобесии не замечен и к тому же не состою ни в каких в сетевых организациях мафиозного типа и не жду ни от кого никаких пряников, то решил вот посатирить малость на запретную тему. (Хоть я и не Гоголь и даже не Салтыков-Щедрин, но других то нет. Вот и приходится...)

Я понял, для чего выдуман термин "Креативный класс".
Это эвфемизм (замена, тоесть) слова "богоизбранный народ". А слово "быдло" - замена слова "гой".

Согласитесь, что словосочетание "Креативный класс против тупого быдла" звучит гораздо политкорректнее чем словосочетание "Богоизбранный народ против гойского стада". Надо же чем то обозначать явление, которое своими словами называть пока как-то стрёмно. А так очень хорошо ложится на еврейскую психологию и не цараппает слух гоям. Некоторые из гоев и сами не проч приобщиться к такому красивому явлению. Только зря они это. Гоев не берут в "креативный класс". Религия запрещает-с.

Поэтому то все, кто раздувает про "креативный класс" сполшь политизированные евреи. А более никто.
А что: евреи называют себя и народом, и нацией, и религиозной общностью. А про то, что они ещё и класс, как то забыли. Сейчас исправили. Теперь у них полный комплект самоопределений на все случаи жизни.
Или что то ещё упустили?

ИСТОЧНИК

Tags: идиоты, интеллигентные люди, приоритеты, революционеры, человейник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments