anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

ПЛЕМЯ РАЗРУШИТЕЛЕЙ и опасных скотов. Есть ли выход?

Стоит к прочтению:
Племя разрушителей. Максим Калашников
Почему не удаются клоны Кремниевой долины? Кризис жанра
НЕГРАМОТНЫЕ С АЙПАДАМИ

Цитата: "В СУЩНОСТИ, ОНИ – ОПАСНЫЕ СКОТЫ
В сущности, те «эффективные манагеры», что сегодня заправляют делами в Соединенных Штатах и вдохновляют на аналогичные деяния расейскую «элитную» сволочь – просто скоты. Даже не слишком умные. Помню, как читал книгу о знаменитом спекулянте 1980-х Милкине и его круге. «Алчность и слава Уолл-Стрит». Меня поразило: остервенелые спекуляции, делание денег в режиме форсажа с применением самых полых махинаций – и все ради того, чтобы квартиру в Нью-Йорке купить покруче. Или яхту. Все – больше никакого смысла. Поражает какая-то обывательская пустота этих существ, все меряющих на бабки. Ну, а о том, что среди американских богачей мыслителей днем с огнем не найдешь, писал еще Ландсберг в «Богачах и сверхбогачах» (1965). Воистину, сквайры из «Космических течений» Азимова.
Опасные и бесплодные твари. Практически чистые разрушители.



Если бы такие властвовали в Соединенных Штатах в первой половине ХХ столетия, то никогда не было бы у янки ни атомной бомбы и ядерной энергии, ни Интернета и космической индустрии, ни компьютеров да сотовой связи. Теперь мы можем смело сказать: не только на обломках Советского Союза, но и в Америке погуляли на славу эти мародеры. Довольно неплохую, перспективную страну (должен признать это при всей моей нелюбви к США) они за три десятилетия превратили в «больного человека мира». Да, менее больного, чем РФ – но все-таки глубоко нездорового.
Мне очевидно, что власть корпоратократов-мародеров год от года будет все сильнее уничтожать научно-техническое творчество в сердце мирового капитализма. И американская техноцивилизация падает вослед за русско-советской. Пускай и не так молниеносно. В сущности, об этом заговорили самые умные из янки. Соединенные Штаты теряют статус флагмана НТР, причем изменения разительны в сравнении даже не с 1980-м, а с 1995 годом."

От меня: Тут в "Однако" вчера читала статью и диалог - о новой индустриализации. Всё время терзают смутные сомнения, что никакой новой индустриализации сделать невозможно. Нет движущей силы, нет резерва людей, силами которых можно сделать новую индустриализацию. Переучивать стада скотов, для которых мотиватором служит только личный интерес? Их за несколько лет не перевоспитаешь. Они уже почти конченые. Да и смысл и конечную цель хорошо бы обрисовать. Ну...производить всё больше девайсов? Плодить высокие технологии, когда нужно просто-таки элементарное: дешёвое жильё, качественная и доступная еда. Техническое перевооружение и большая индустриализация имеют смысл по большому-то счету если не для безудержного оскотинивающего потреблябдства - только для защиты своего суверенитета.
Для нас сейчас более актуально народосбережение и заселение наших пространств, а не создание крупных технополисов, когда население ВНЕ технополисов будет бегать одичавшими дикарями.

Но у нас есть тот ресурс, которого нет нигде в мире - наши пространства.
Таким образом... можно сделать новую индустриализацию только через новую колонизацию земель. Наших же земель.
Вот интересная статья А.Тюрина. В первой части нечто вроде исторической ретроспективы, и очень хорошие мысли о новой колонизации. О заселении и освоении земель.
Русский фронтир: славное прошлое и возможное будущее

Главы:
"1. Как проводилась колонизация-1
Служилая и крестьянская колонизация в России 16–17 вв
Казачья колонизация
Министерство государственных имуществ во времена Николая I
Комитет Сибирской железной дороги
Некоторые итоги колонизации-1
2. Банкротство современного государства РФ и исчезновение фронтира
3. Как провести колонизацию-2"

В частности, оттуда:
Но если подумать, мы можем выкарабкаться, шансы у нас велики; предки и фронтир оставили нам огромный задел самых разнообразных ресурсов, которыми самое время воспользоваться.
У нас появится будущее, причем гораздо более яркое и интересное, чем у Европы, если мы снова приступим к колонизации, освоению наших бескрайних пространств, если возродим русский фронтир, начнем нашу реконкисту (в борьбе не с маврами, конечно, а с пространствами и собственной слабостью).

Мы должны снова оглянуться на традицию — она проверена опытом.

Должно быть воссоздано Министерство государственных имуществ, которое будет заниматься не повышением доходов олигархии, а благополучием сельских жителей и их организованными переселениями — как во времена Николая I.

Государство должно дать новым жителям фронтира дешевую энергетику и транспорт — естественно не в безграничных количествах. При превышении установленных пределов потребления будет следовать повышение цены, а далее, возможно, штраф.

Государство должно поощрять общественные и хозяйственные объединения переселенцев для решения вопросов самоуправления, несения местной полицейской службы, организации сбыта продукции, для приобретения и аренды техники, проведения ирригационных, мелиоративных и уборочных работ.

Крестьянские земля, как во времена империи и московского государства, должны быть прикрыты оборонительным поясом, где главную роль сыграет казачество и служилые помещики-однодворцы.

Увы, пока что «возрождение» казачества идет в странном направлении. Одни казаки попадают в «реестр», другие в «общественники». Реестр уже был в Речи Посполитой. Лишь те, кто оказывался в реестре, ходили в поход с королевским войском, а «общественники» бегали от шляхты или нанимались к ней в «панские казаки», с помощью которых шляхта устраивала наезды друг на друга. Наш нынешний «реестр» и «общественники» уже активно наезжают друг на друга и объединяются только, когда надо продемонстрировать себя «отдельным народом» — нерусским народом, а значит маленьким гордым, имеющим право на привилегии. Какая уж после этого государственная служба! Похоже, хотят многие казаки ходить в одной упряжи вместе с ингерманландцами, сибирцами и прочими выдуманными племенами в сторону западных грантов в ближайшее НПО. Еще и старательно ищут у себя нерусские корни — модно записаться в наследники торков, берендеев, кипчаков, ясов, касогов и каких-нибудь неведомых чигов. Кого интересует тот простой факт, что ни этногенетические исследования, ни исторические факты не подтверждают такого «наследования». Путешественники, как, например, спутники митрополита Пимена или венецианец Контарини, видели до 16 века в Донском регионе сплошное безлюдье: разве что съезжались в здешнем чистом поле всадники из заволжской и крымской орд — для кровавых разборок. Так что возникнуть «отдельному народу» на основе кипчаков, ясов, касогов и прочих чигов тут было несподручно. Да и записать в один «отдельный народ» казаков, живущих от Тихого и Ледовитого океанов до Черного моря, можно разве что при помощи бурной фантазии. Или что, на основе одиннадцати казачьих войск народилось одиннадцать «отдельных народов»? Вообще забавным выглядит желание отречься от русской нации, прославленной столькими достижениями в культуре, науке, индустрии, военном деле, в освоении огромных пространств, и записаться в наследники полудиких племен…

На мой взгляд, сила русского казачества всё-таки будет возрождена вместе с казачьей формой землевладения, с казачьей формой несения государственной службы. (А детские игры с выкапыванием нерусских корешков будут волновать только отдельных чудаков.)

Житель фронтира должен напоминать служилого казака Московской Руси 16–17 вв. и представителя казачьих войск Российской империи 18–19 вв.

Должно происходить наделение казаков землей на долгосрочной, лучше всего наследственной основе, однако без права ее продажи — при условии, что казачьи общества будут нести объединенную государственную службу: территориально-военную, пограничную, полицейскую, чиновничью, до определенной степени хозяйственную. Эта государственная служба будет сочетаться с исполнением общественных обязанностей на основе самоуправления. На уровне местных казачьих обществ будут определяться не только вопросы, относящиеся к хозяйственной сфере, но и к сфере несения полицейской и военно-территориальной службы. Сила казачьих обществ будет определять силу России на окраинах. Помимо земельного оклада служилые казаки должны получать финансовую и натуральную помощь от государства в ведении хозяйства и вооружении. Мы живем в век разделения труда и государству придется оплачивать услуги сторонних организаций, которые будут проводить казакам вспашку земли или жатву. (Кстати, казаки, не страдавшие от малоземелья и тратившие львиную долю времени на службу, в давние времена владели интересными сельскохозяйственными технологиями, в том числе использовали сев в стерню, без пахоты. Сейчас эта технологию снова возродили, и не только в Айове, но и у нас, в хозяйстве Шугурова.)

В зависимости от того, предоставляется земля жителям фронтира на индивидуальной основе или же целому сообществу, её можно будет рассматривать как поместную или казачью.

Естественно, что такая система должна преобладать в тех районах страны, где надо решать не вопрос доходности земли, а ее населенности и безопасности.

За полосой казачьего фронтира будут располагаться товарные земли, где будут работать крупные крестьянские хозяйства (индивидуальные и объединенные). И тот налог с земли, который они будут платить, пойдет целиком на нужды помещиков-однодворцев и казаков, находящихся на фронтире.

Среди крупных хозяйственников должны быть, как и в старом московском государстве, монастыри, обеспечивающие не товарные потоки, а бережную культивацию земли и культурную функцию.

Крестьянское землевладение нуждается в возрождении Крестьянского банка, который в Российской Империи занимался скупкой земель у неэффективных крупных собственников и продажей ее по минимальным ценам (через долгосрочный ипотечный кредит с минимальными процентами) крестьянским обществам и крестьянам-индивидуалам. Тогда Крестьянский банк перераспределил около 16,74 млн дес. (18,28 млн га) земли из общей площади пахотных земель в 85 млн дес.

.....

Общественные накопления должны идти не в американскую ипотеку, а в строительство как минимум трёх новых трасс широтного направления через всю страну, с трассами-перемычками, проложенными каждые полтысячи километров. И каждая новая трасса должна становиться технологическим прорывом. Завершающая, самая передовая трансроссийская дорога, проходящая в северных широтах (например около 60–65° c.ш.), может быть многоярусным надповерхностным скайвеем с использованием материалов из углеродных нанотрубок, с наноструктурными преобразователями механических вибраций и тепловой энергии (вырабатываемых проходящим транспортом, ветром, солнцем) в электрическую.

Помимо широтных администраций, сшивающих страну, должны быть три-четыре столицы. Это могла бы быть линия столиц, протянутая в широтном направлении, то есть ряд крупных городов, несущих помимо региональных управленческих функций, еще и общегосударственные. Не только из Москвы, но также из Екатеринбурга, Новосибирска и Красноярска должны управлять всей страной.

Понятно, что то, о чем идет речь, возможно лишь с восстановление роли государства как создателя страны, с возрождением государственнической идеологии, с выходом государства из положения сырьевого клиента, обслуживающего западное ядро капитализма, с уходом из власти людей, занятых обслуживанием западного капитала..

Да, сегодня (дымный август 2010) наверху нет ни классов, ни групп, заинтересованных в сильном российском государстве и сильном русском обществе. Однако и общественные движения, потенциально связанные с русским фронтиром, должны сперва четко представить, какое государство они хотят, каким должен быть национальный капитал, служилый слой, крестьянство, рабочий класс. Всё это надо будет создавать «от земли», вспоминая в некоторых вопросах опыт земского старосты Минина."


Tags: Россия, будущее, выбор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments