anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

ПОЧЁТНА ЛИ НОБЕЛЕВСКАЯ ПРЕМИЯ?

Вот к этой записи уважаемого френда  general_ivanov:
Нобелевка по экономике-2012

Полезно вспомнить историю возникновения «самой престижной в мире премии». Швед А.Нобель - третий сын Эммануэля Нобеля родился в 1833-м году. Его отец в 1842-м году переехал в Петербург, где занялся разработкой мин. В 1859-м году этим стал заниматься второй сын - Людвиг Нобель. Альфред, вынужденный вернуться в Швецию после банкротства семейного дела, посвятил себя изучению взрывчатых веществ, особенно безопасному производству и использованию нитроглицерина. Таким образом, всё семейство Нобелей тяготело к производству оружия.



В 1862-м году было проведено первое успешное испытание вещества - будущего динамита или «безопасного взрывчатого порошка Нобеля» и подана заявка на патент. В Швеции А.Нобель открыл завод «Нитроглицерин», ставший основанием его собственной промышленной группы по производству взрывчатых веществ, затем была создана целая сеть заводов в Европе. На заводах, принадлежащем семье Нобеля, произошло несколько взрывов, в одном из которых в 1864-м году погиб младший брат Альфреда Нобеля Эмиль и ещё несколько рабочих.

От производства динамита, других взрывчатых веществ и от разработок нефтяных полей Баку (Товарищество «Бр.Нобель») Альфред Нобель накопил значительное состояние. Побывавший на заводе Нобеля много лет спустя М.Горький писал: «Нефтяные промыслы остались в памяти моей гениально сделанной картиной мрачного ада...».

Последние годы жизни А.Нобеля были отмечены рядом скандалов: при организации рынка сбыта бездымного пороха А.Нобель продал свой патент Италии, за что правительство Франции обвинило его в краже, его лаборатория была закрыта. Затем был скандал в связи с его участием в спекуляциях при неудачной попытке прокладки Панамского канала. Современники называли А.Нобеля в прессе «миллионер на крови», «торговец взрывчатой смертью», «динамитный король».

В 1888-м году (за восемь лет до реальной кончины) в одной из французских газет появилась ошибочная публикация некролога А.Нобеля (газетчики перепутали Альфреда с его старшим братом Людвигом, умершим 12 апреля) с порицанием изобретения динамита. Считается, что именно это событие подтолкнуло А.Нобеля к решению учредить премию, чтобы не остаться в памяти человечества «злодеем мирового масштаба». Премию полагалось присуждать в пяти сферах: медицине, физике, химии, литературе и миротворчестве.

В ноябре 1895-го года в Париже А. Нобель подписал завещание, согласно которому большая часть его состояния должна была пойти в Фонд Нобелевской премии, который составил 31 миллион крон. В завещании А.Нобель так излагал свою волю: на проценты от его капитала присуждать премии тем, кто принёс наибольшую пользу человечеству. Однако последующая деятельность Комитета по присуждению широко известной премии имени Альфреда Нобеля не соответствует этому положению.

Фонд формируется как ежегодные проценты с основного Нобелевского капитала, размещённого в финансовых организациях, в основном американских. Очевидно, Нобелевский комитет не может игнорировать этот факт. Это и является причиной, почему количество лауреатов-американцев существенно больше, чем лауреатов - неамериканцев.

Поскольку американские финансовые институты контролируются главным образом еврейским сообществом, доля евреев среди американских, и не только американских, нобелевских лауреатов очень велика (С.А.Фридман, «Евреи - лауреаты Нобелевских премий» 2000 г.).

Вот данные о национальном составе лауреатов, взятые из статьи Л.Радзиховского «Шведская Симхас Тора» (газета «Еврейское слово» № 41 (214), 2004 г). Как отмечается в статье из всех живущих ныне 220 лауреатов: 82 еврея, 62 - англо-американца, 15 немцев, 11 англичан, 6 китайцев и т.д.

Из общего числа лауреатов евреи составляют: по физике - 26 % (среди американских лауреатов - 38 %), по химии - 19 %, (среди американских лауреатов - 28 %), по медицине и физиологии - 29 % (среди американских лауреатов - 42 %), по экономике 38 % (среди американских лауреатов - 53 %)... Этот удивительный результат становится просто сумасшедшим при пересчете "на душу населения". "Нобелевская плотность" евреев - 1 лауреат на 100 тыс. человек!... Для англо-саксов и немцев эта плотность составила 1 лауреат на 1 миллион».

Другая цитата из той же статьи: «Итак, в этом году шведы сами себя превзошли: из 12 нобелевских лауреатов семеро - евреев! Если брать только науку - 6 из 10... Можно было бы подумать, что шведы таким образом отметили праздник Торы...» Поясняем: «Симхас Тора» - «Праздник Торы» - иудейский праздник, посвящённый завершению чтения Торы в синагогах, совпавший в 2004-м году с датой присуждения Нобелевских премий.

На основании этой статистики автор делает вывод: «Евреи, ... изучавшие талмуд, идеально приспособлены к интеллектуальной деятельности. Поэтому они охотно идут в науку, среди них процент учёных (в том числе нобелевских лауреатов) куда выше, чем среди большинства европейских наций». Очевидно, что журналист придерживается националистической теории, отвергаемой демократическим обществом. Однако, Комитет по Нобелевским премиям похоже также руководствуется в своей деятельности подобной идеей.

Деятельность Нобелевского комитета полна несправедливости. Так, отсутствие среди нобелевских лауреатов русского учёного Дмитрия Менделеева - гениального создателя Периодического Закона - позорнейший факт в истории комитета и ярчайшая характеристика его деятельности: при присуждении премии научные заслуги претендента не являются определяющими. Он выдвигался на Нобелевскую премию (1905, 1906, 1907 гг.), но премия не была ему присуждена под тем предлогом, что открытие было сделано им давно.

Это - политика двойных стандартов, т.к. во многих других случаях эта причина не принималась в расчёт. Например, в 2003 году премия по физике была присуждена довольно пожилым еврейским учёным из России Алексею Абрикосову и Виталию Гинзбургу за исследование сверхпроводимости, выполненные более 20 лет назад.

Вообще роль русских и советских учёных за весь период существования Нобелевских премий целенаправленно преуменьшалась и замалчивалась. Русские становились лауреатами в редчайших случаях. По состоянию на 2009-й год только 19 граждан России и СССР получили 15 Нобелевских премий - значительно меньше, чем представители США (304), Великобритании (114), Германии (100) или Франции (54). Присуждение Нобелевской премии выходцам из России носило и носит чисто политический, антирусский или антисоветский характер.

Так, премии был удостоен разрушитель СССР М.Горбачёв. Писатель Б.Пастернак получил премию не за свои неплохие стихи, а за посредственный, резко антисоветский роман «Доктор Живаго». Великие русские писатели Л.Толстой и А.Чехов не удостоились чести получить премию, а вот хотя и талантливый, но значительно уступающий им И.Бунин был Нобелевским комитетом отмечен - возможно, потому, что эмигрировал из России. И поэт из России Иосиф Бродский к моменту получения премии покинул Россию, создавая в своих стихах резко негативный образ своей бывшей Родины. И физик из России А.Абрикосов на момент вручения премии был гражданином США.

Признанный факт - масштаб учёных, ставших лауреатами, постоянно снижается. Известно много случаев незаслуженного награждения. Так, среди лауреатов присутствует А Эйнштейн, плагиатор, являющийся героем обширной критической литературы, оспаривающей его авторство в создании теории относительности. Мало кто знает, что премия была присуждена ему не за широко разрекламированную теорию относительности, а за фотоэффект, хотя и здесь его авторство спорно.

Более новый пример незаслуженного награждения: премия за деятельность в области экологии члена еврейской общины США, бывшего вице-президента США А.Гора, вклад которого в дело охраны природы ограничился съёмкой посредственного фильма.

Весьма скандальны литературные предпочтения Нобелевского Комитета. Так, премии по литературе в 2004-м году была присуждена австрийской писательнице Э.Елинек, страдающей наследственным расстройством психики. Её романы по отзывам критиков - смесь порнографии и садизма. Подчеркнём эти слова - «по отзывам критиков», ибо широкая публика отмеченные высокой премией произведения, как правило, не читает.

В 2009 году была награждена немецкая писательница Г.Мюллер. Названия её произведений говорят сами за себя, например: «Горячая картофелина это тёплая постель», «Женщина живёт в пучке волос», «Похоть», «Сторонний взгляд, или Жизнь - это пердёж в фонаре». Видимо, Нобелевскую премию в области литературы следует переименовать так: «За заслуги в деле кретинизации населения».

Вершина цинизма Нобелевского комитета - присуждение премии мира 2008-го года бывшему президенту Финляндии М.Ахтисаари, который является автором проекта создания независимого Косова, что означает отторжение от Сербии её исконной территории. Награждение за грубое нарушение международного права есть глумление над правами человека, над нормами жизни цивилизованного человеческого сообщества.

Таинственными для общественности остались и мотивы присуждения Нобелевской премии мира президенту самого воюющего государства в мире - США Бараку Обаме. Формулировка его заслуг Нобелевским комитетом шокирует: «За экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничество между народами». Б.Обама стал лауреатом всего через девять месяцев после вступления в должность, а номинирован был гораздо раньше, т.е. времени для приложения «экстраординарных усилий» он просто не имел.

Поскольку премии присуждаются за малозначительные и просто сомнительные исследования, нобелевские лауреаты довольно часто становятся героями казусов. Так. Дж. Стиглиц, лауреат премии по экономике, с помощью математических формул доказывал, что глобальный экономический кризис, который мир переживает сегодня, в принципе невозможен. Другой пример: нобелевский лауреат А.Эйнштейн в 1932 г. за тринадцать лет до взрыва первой атомной бомбы говорил, что нет ни малейшего шанса, что ядерную энергию когда-нибудь можно будет использовать. Итак, слова «нобелевский лауреат» для людей, понимающих ситуацию, уже давно не звучат гордо, ибо нобелевское лауреатство означает не более чем принадлежность к определённому клану.

Хотя критика в адрес Нобелевского комитета постоянно нарастает, репутация Нобелевской премии как самой почётной в мире тщательно охраняется «научными» кланами, так и ангажированными СМИ. И научная администрация, чутко отслеживающая «генеральную линию» правительства, боготворит «нобелевку». Однако, приносит ли пользу науке существование Нобелевские премии? Очевидно, что нет, ибо Нобелевский комитет формирует псевдоэлиту, которая, прикрываясь высоким званием лауреата «самой престижной премии», занимает высокие места в руководстве науки, экономики, политики.

Всевластие нобелевского клана способствовало тому, что мировая наука оказалась ввергнутой в состояние кризиса, что проявляется в снижении уровня и эффективности научных исследований, которые зачастую не реагируя на быстро меняющуюся ситуацию в мире, не решая насущных, жизненно важных задач человечества.

В результате наука перестала исполнять свою основную функцию - обеспечивать человечество правдивыми знаниями об окружающем мире.

Всевластие нобелевского клана в мировой науке подавляет действительно талантливых и независимых учёных. В этих условиях, кто будет спасать человечество от экономического коллапса, от экологической катастрофы, когда потребуется принять нестандартные умные решения?

ИСТОЧНИК

И еще:
Валентин Пикуль ЗАВЕЩАНИЕ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ
(Историческая миниатюра)


Таблетки нитроглицерина продаются в любой аптеке. А было время, когда на всей планете три-четыре лаборатории готовили его в ничтожных дозах. Считалось, что нитроглицерин помогает от мигрени, излечивает(!) «пляску святого Витта» и острое воспаление почек.
Приглашаю в лабораторию знаменитого русского химика Николая Николаевича Зинина...
Однажды его навестил молодой человек.
— Вам интересны мои опыты? — спросил Зинин.
— О, да! Очень.
— Тогда извольте отойти в сторону...
С конца тонкой палочки свисала безобидная капля. Заметно отяжелев, она сорвалась вниз, коснулась стола, и в тот же миг помещение заполнил вязкий упругий удар — взрыв!
Читатель уже догадался, куда я веду его. Капля жидкости, упавшая с палочки Зинина, была нитроглицерином, за взрывом наблюдал молодой Альфред Нобель.
Зинин экспериментировал на своей даче в окрестностях Петербурга, где его соседями была семья Нобелей. Конечно, серия взрывов привлекала любопытную публику, в лаборатории появился и молодой Альфред Но­бель, тактично выпытывавший у химика приёмы обращения с опасным нитроглицерином.
— Все расскажу и все покажу,— обещал Зинин...
Нам необходим такой взрыв, чтобы весь мир вздрогнул при нашем имени — Нобель! Моя мечта — изобрести столь мощное оружие, которое бы сделало нас диктаторами в вопросах войны и мира на ближайшие столетия...
Летом 1864 года Нобель предложил России купить у него новый порох, якобы им изобретённый. Но среди русских артиллеристов дураков не нашлось, и они быстро доказали, что секрет «нового» пороха давно со­старился: такие смеси Н. Н. Зинин получал ещё в 1853 году. Боясь разоблачения, Нобель не стал отстаивать свой приоритет. Он предложил Стокгольму способы взрывания нитроглицерина и получил привилегию как изобретатель, с чего и начиналась его международная слава.
Здесь не место доказывать право на первенство русских ученых в обращении с нитроглицерином, но в России научный мир был слишком далёк от саморекламы, а Нобель уже торговал своей привилегией по всем странам мира. Это сильно задело молодого еще химика Д. И. Менделеева, который в 1869 году писал: «Расточать похвалы нитроглицерину у нас едва ли нужно... его свойства изучены нашими химиками едва ли не ранее, чем где-либо. Но мы не станем умалять и подлинных заслуг Альфреда Нобеля, который был даже расточительно талантлив.
Свободомыслящий гражданин США, садясь на электрический стул, конечно, не станет спрашивать своего палача:
— Скажите, пожалуйста, кто изобрёл это чудо?
На это ему бы ответили:
— Как кто? Неужели вы не слыхали о Нобеле?
В ту пору люди не знали, как спастись от нобелевской продукции, поступавшей во все города Европы и Америки,— это была внешне безобидная жидкость, разлитая по бутылкам и бидонам. Натура любого человека такова: увидев бутылку, он машинально взболтнёт её в руке, после чего от любопытного не находили даже пуговиц от штанов или шнурков от ботинок. Синодик жертв Нобеля оказался впечатляющ! «Обращаться осторожно» — писали на бутылках с нитроглицерином, но эта надпись поначалу никого не пугала, и простаки смело отодвигали от себя мешавшую им бутылку, а затем исчезали в огненном смерче. Лакей одного отеля в Нью-Йорке выкинул на улицу ящик, кем-то оставленный в дверях отеля,— и взрывом смело всех прохожих на улице. Нитроглицерин увечил людей в копях Южной Африки, он потрясал мирно спящие города, он пополам разрывал в море корабли — и всё это свершалось под бравым девизом: «Обращаться осторожно!»
Наконец произошла нашумевшая катастрофа в Бремерхафене — главной базе германского флота, где готовился в дальний путь пассажирский пароход «Мозель». Некий бизнесмен Вильям Томсон, гражданин США, решил разбогатеть с помощью того же коварного нитроглицерина. Он напихал в ящики и в бочки всякое рваньё, кирпичи и помойный хлам, застраховав «груз» на большую сумму, как драгоценность. Теперь, чтобы стать богачом, надо выждать, когда «Мозель» уйдёт в море, где его тряхнет на резкой волне, тогда моментально сработает взрывчатка, упрятанная Томсоном в бочке. Но еще при погрузке на пристани раздался страшный взрыв. В воздухе мелькнули люди, поднятые наверх, град обломков дерева и железа, оторванных рук и ног посыпался на пристань… «Мозель» лопнул по швам. Кругом всё было усеяно частями человеческих тел, всюду виднелись лужи крови, убитые и раненые, из которых многие умерли при операции...»
Докеры в портах стали бастовать, отказываясь грузить ящики с бутылями, хотя они были заполнены обычным вином.
— Пусть таскает их сам Нобель, — говорили работяги,— а мы еще поглядим, сколько брызг от него останется...
Нобель начал терпеть убытки. Несколько стран подряд (Англия, Бельгия, Франция и даже Швеция) запретили перевозку и хранение нитроглицерина на своих территориях. Наконец в США конгрессмены выдвинули на обсуждение законопроект:
— Гибель человека при взрыве нитроглицерина следует считать сознательным убийством, а всех производителей нитроглицерина можно сразу же линчевать...
— Это же неопасно, — убеждал Нобель скептиков.
Но сам-то он понимал, как это опасно! Он мучительно выискивал в тиши лабораторий не замену «свободного» нитроглицерина, а лишь «поглоти­тель», который бы сделал нитроглицерин покорным рабом человека. Нобель испробовал все, что только можно, — даже древесные опилки и пыль растертых кирпичей, пока не наткнулся на инфузорную землю из области Ганновера, пронизанную остатками древних водорослей.
— Эврика! — мог бы, наверное, он воскликнуть. Нитроглицерин превратился в пластичный комок — мягкий и податливый в пальцах Нобеля, как свежая замазка для окон. Ему дали название — динамит (сильный), и когда опыты с динамитом были окончены, Нобель ощутил небывалую силу.
Он сделался самым могучим человеком на земле!
С этого времени он заговорил о мире:
— Мои динамитные заводы скорее положат конец войнам, нежели речи дипломатов в защиту мира. После рождения динамита я не вижу причин держать солдат в казармах, пусть они разбегаются по домам. Я своим динамитом дал такое оружие массового уничтожения людей, что любая война становится бесполезной...
За этими словами стояло: обложись динамитом с ног до головы, и тебя никто не тронет, а мир заранее обеспечен. Но в этом парадоксальном случае Альфред Нобель должен сам получить Нобелевскую премию мира...

Динамита казалось уже мало для его целей, и теперь Нобель подумывал об изобретении бактериологического оружия.
— Если такой дамоклов меч повесить над постелью каждого мыслящего человека, — утверждал Нобель, — то мы скоро увидим чудо: война попросту станет невозможна...
Одинокий человек, без семьи, без друзей, без жены и даже без родины, Альфред Нобель был образцовым космополитом. Он сознательно публиковал свои стихи и пьесы, написанные на четырёх языках, дабы все видели его «межнациональность».
— Моя родина там, где я действую, а я действую во всем мире, —говорил Нобель, и в этом он был прав.

— Вы напрасно думаете, что у меня нет желаний, — говорил он Берте фон Зутнер. — У меня есть давнее и очень страстное желание, но единственное — не быть погребённым заживо...
Альфреда Нобеля «погребли заживо» в 1888 году!

Случилось это так. В России умер его брат Людвиг, но в газетах Европы — по оплошности репортёров — поместили объявление о смерти не Людвига, а самого Альфреда Нобеля...
Лучше было и не читать, что о нем пишут!
Альфреду Нобелю показалось, что он и в самом деле умер. Только теперь о нем, уже мёртвом для человечества, стали говорить правду, а сущность правды выражалась в чудовищных эпитетах: «миллионер на крови», «торговец взрывчатой смертью», «динамитный король»... В этот момент, отбросив газеты от себя, он, ещё живой, даже не скорбел о кончине родного брата, — Нобель весь был целиком под впечатлением той омерзительной характеристики, какую общество давало ему сейчас — после его мнимой смерти! Альфред Нобель оказался надломлен: неужели в памяти потомства он сохранится только злодеем международного масштаба.

После объявления о его мнимой кончине, которую так горячо приветствовали газеты всего мира, Нобель заметался. Он не находил себе места на этом гигантском земном шаре, ещё вздрагивавшем от взрывов его совершенного супердинамита, уже конкурировавшего с новоизобретённым кордитом.

Отныне Нобель и сам сознавал: необходим крутой поворот, чтобы в конце жизни поставить сочный восклицательный знак. Его дерзкое появление на Всемирном конгрессе мира в 1889 году вызвало забавную веселость одних и угрюмое недовольство других. Оптимисты говорили:
— Если и Нобель с нами, мир можно отстоять! Но пессимисты лишь пожимали плечами:
— Как он посмел оказаться среди нас? Что может предложить Нобель для дела всеобщего мира, кроме своих убийственных арсеналов? Лучше бы он и не показывался...

В 1890 году Альфред Нобель дал публичное интервью.
— Внимание! — сказал он. — Прошу господ журналистов записывать мои слова очень точно. Я собираюсь оставить после себя крупную сумму на поощрение идеалов всеобщего мира, хотя и отношусь весьма скептически к последующим результатам европейской политики. Пусть даже появятся лауреаты мира, но войны будут продолжаться до тех пор, пока роковая сила чрезвычайных обстоятельств не сделает их невозможными...
Что он имел в виду под «обстоятельствами»? Или, может, в тиши лабораторий готовил взрывчатку такой силы, что от планеты отвалится кусок с Испанией или Новой Зеландией? Мы не знаем тайных соображений Нобеля... Сейчас он не находил себе места в Европе, менял страны, города, отели — и всюду ему не нравилось. Наконец, заехав в Италию, он, кажется, нашёл именно то чудесное место, где рассчитывал успокоиться.
— Теперь не время размышлять, как жить, — сказал Нобель, — пора подумать и о том, как лучше умереть...
Он купил виллу в Сан-Ремо на побережье Ривьера-ди-Поненте, в пяти часах езды от Генуи. Узнав, что среди них будет жить Альфред Нобель, местные жители встретили его враждебно. Имя этого человека не сулило итальянцам ничего хорошего. Соседи нобелевской виллы требовали выселения Нобеля, чтобы он не портил людям настроение... Здесь, в тиши итальянского курорта, среди экзотической природы Нобель — под шум моря — обдумывал самое страшное своё изобретение:
— Приют для самоубийц! Пусть моя вилла в Сан-Ремо станет прекрасным убежищем для всех разочарованных в жизни, для кого смерть является выходом из запутанного лабиринта. У меня всё давно продумано: последние дни самоубийца живёт в райской обстановке, после чего садится на стул, изобретённый мною. Едва заметное нажатие кнопки, и он мёртв от удара электричеством. А нажатие кнопки, убивая человека, заодно оповещает полицию о смерти ещё одного неудачника.
Этот стул для самоубийств и явился впоследствии прообразом электрического стула для казней в Америке. Осенью 1896 года Нобель сделал заявление:
— В сущности, я социал-демократ, хотя и умеренный... Странное заявление! Сделав такое признание, Нобель умер 10 декабря того же года, и вот тогда вскрыли его завещание. Шведы чувствовали себя оскорблёнными, негодуя по той причине, что нобелевские капиталы распылятся по свету, а не вольются целиком в банки их королевства; ужас охватил и родственников Нобеля. Обычный листок бумаги, наскоро исписанный покойным, оказался для многих страшнее динамита.
Почти весь свой капитал Нобель распорядился отдать на учреждение премий, которые ежегодно станут получать те ученые и писатели, которые принесли «наибольшую пользу человечеству». Наконец, часть своего капитала Нобель завещал в награду поборникам мира, «кто наиболее и лучше других содействовал братскому сближению народов и упразднению или уменьшению стоящих под ружьём армий...» Родственники, считая себя обделёнными, собирались опротестовать это завещание Нобеля.
Большинство же людей в мире просто недоумевало:
— Наверное, Нобелю хотелось замолить перед нами свои грехи. Вот и расплачивается золотом за всю ту кровь, что была им пролита при взрывах нитроглицеринов и динамитов.
С 1901 года и до сего времени Нобелевский комитет присуждает премии избранным, а высокая репутация лауреатов долгое время казалась идеальной. В самом деле, кто осмелится оспаривать премии, полученные Рентгеном или Кюри, Мечниковым и Павловым, мы чтим подвиги жизни Фритьофа Нансена или Мартина Лютера Кинга... Авторитет многих лауреатов Нобелевской премии, конечно, неоспорим. Однако с некоторых пор премия, носящая имя Нобеля, стала коварным политическим инструментом. Нобель завещал свои капиталы, чтобы одаривать ими за подлинные заслуги перед человечеством, а выявление таких заслуг должно решаться без примеси политиканства или соображений гнусного карьеризма. Но теперь — по словам шведского журнала «Паке» — «Нобелевский комитет действует как орган НАТО, служащий целям западной пропаганды». Мы, русские, имеем законное право судить о достоинстве нобелевских лауреатов ещё и потому, что мы не забываем: в каждой Нобелевской премии сокрылась та часть капиталов, которую Альфред Нобель получил не только за взрывы его динамита, но и от расхищения нефтяных богатств нашей Родины...
На этом мы и закончим!



Справка для читателя

В ранее изданных при жизни писателя исторических миниатюрах было написано, что Альфред Нобель — еврей.
В XII томе избранных произведений замечательного писателя-патриота, изданного миллионным тиражом после смерти писателя в 1994 году (изда­тельство «Голос»), откуда мы берем в сокращении рассказ «Завеща­ние Альфреда Нобеля», авторское факсимиле в прижизненных изданиях «ев­рей Альфред Нобель» заменено конструкцией «образцовый космополит Альфред Нобель». Человека, принёсшего человечеству столько зла, вознесли до небес.

В. Шаповалов

ИСТОЧНИК
 




Tags: власть, глобальный мир, познание, смыслы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments