anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Category:

Будет ласковый дождь (про грех гордыни)

В Японии объявлена угроза нового цунами

Сейсмологи прогнозируют в ближайшие годы землетрясение до 5 баллов в Москве. Вслед за Японией катаклизмы ждут Камчатку, Курилы и Кавказ.

"....Звенели кубки. Звенел женственный рыцарский хохот. Звенели монеты за
теми столами, где играли в кости. Шмыгали с подносами стройные юноши. В
углу с воодушевлением горланили древнюю боевую песню рыцарей Носиба:

Как ныне сбирается Вечный Олег
отметить неразумным базарам.
Горкомы и нивы за буйный набег
обрек он мечам и пожарам...

Если честно, никто из нынешних рыцарей не знал толком, что это за племя
- базары. Говорили, что эти свирепые дикари жили в седой древности, когда
земля только-только отделилась от Мрака, по свету бродили четвероногие
лошади и другие чудовища, вскоре истребленные славными
предками-основателями, комиссарами в кожаных латах и пыльных шлемах. В
седой древности, когда возводились первые замки-горкомы и возникали первые
родовые гербы. Потом базаров, видимо, тоже кто-то истребил, но в летописях
об этом ни слова.
_=====
Сегодня было полнолуние. Луна висела над крышами, багровая, как всегда,
огромная - добрая сажень в поперечнике - вся в темных пятнах, бледно-алых
кольцах и полосах. Острая крыша соседнего дома черным наконечником копья
четко рисовалась на фоне багрового диска. Говорили, что в незапамятные
времена Луна была меньше и другого цвета. Говорили, что раньше ее не было
вовсе. Говорили, что на ней живут такие же люди, только выше ростом и
щуплее. Говорили, что туда улетела на огненном драконе знаменитая Елена,
рыцарь Бурого Ястреба, и этим объясняется ее загадочное исчезновение.
Говорили, что там живут не люди, а ведьмы, колдуны и чудовища. Говорили,
что есть заклятья, позволявшие увидеть Луну вовсе уж огромной. Говорили...
Дедушкины сказки, легенды, потаенные проповеди еретиков - мало, мало!
Временами Анастасия готова была продать душу Гологоловому Хру - в обмен на
Знания. Потому что в ее мире не было Знания - одни побасенки. Раздобыть бы
что-нибудь, что существовало до Мрака! Ведь должно же было что-то
существовать до Мрака. Копатели...
- =====
Они вышли на улицу. Народу там было - не сосчитать, и все, понятно,
принаряженные в праздничное, поспешали в одном направлении - к храму.
Засвистала флейта, ударили медные тарелки, и Анастасия оглянулась. Четко
печатая шаг, по четыре в ряд посреди мостовой шагали Красные Дьяволята,
личная гвардия Серого Кардинала - алые камзолы с черными языками пламени
на груди и на рукавах, алые береты с оранжевыми перьями, желтые брюки.
Девушки были как на подбор - рослые и женственные. Глаза у Анастасии
нехорошо сузились - драться с офицерами Красных Дьяволят ей приходилось, и
в Томе в прошлые визиты - тоже. Вообще-то обычаями это не
приветствовалось, но среди молодых рыцарей считалось хорошим тоном
задирать кардинальскую гвардию, отчего-то повелось так с незапамятных
времен... (Ольга, понятно, могла пока что драться только с сержантами и
рядовыми, о чем ужасно сожалела.) Гремела древняя боевая песня Красных
Дьяволят:

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы пионеры, дети рабочих!
Близится эра Светлых Годов,
клич пионера - всегда будь готов!

-======
Аплодисменты смолкли, и глас Первого Жреца плыл над паствой, смешиваясь
с волнами благовонного ладана:
- Вначале был Мрак, в коем смешались земля и небо, воды и скалы,
ничего, кроме Мрака, и владел им недостойный владыка Никола-Ро. Долго так
длилось, дольше, чем под ветром разрушаются скалы, дольше, чем существуют
Луна и Неподвижные Звезды. Но вот сквозь Мрак пробилось сияние - дочери и
сыны мои, то сияли Пять Звезд, Созвездие Святой Истинной Веры, Великий
Бре! И рассеял он Мрак, и Пять Звезд превратились в Лик Великого Бре,
каждоутренне встающий из Рассветного Океана и каждовечерне тонущий в
Закатном Море, чтобы вновь неисповедимым образом очутиться в Рассветном
Океане. И отделил Великий Бре воды от суши, сделав воду мокрой, землю
плоской. И была вначале земля малая, а потом стала огромна. И населил
Великий Бре в неизреченной милости своей землю людьми и животными,
служащими людям. А чтобы не забыли люди о гневе божественном, который
может в любой миг излиться на отступников, создал Великий Бре чудовищ и
диких зверей людовредительных. И возжег он белые неподвижные звезды,
отправил по небу в вечное странствие звезды плывущие, а ночного освещения
ради возжег багровую Луну. Велико было стремление сил зла помешать
Великому Бре творить скалы и воды, людей и звезды. Но разбил Великий Бре
сатанинские полки Злых Татаровей у священного холма Бородино. И явился
черный демон Косматый, Стеклянноглазый Тро, смуту несущий, - но поборол
его Великий Бре силою мысли. И явилась Блудница Ан-Ах, разврат в умах
сеющая, - но поставил ей ногу на выю Великий Бре и низверг. И явился самый
лютый, таящийся в зарослях кукурузы Гологоловый Хру, ловец душ
человеческих - но одолел и его Великий Бре, а затем проклял кукурузу и
вкушающих ее. И благодать разлилась тогда под Ликом Великого Бре, и
восславил его люд знатный и простого звания в мыслях своих, речах и
свершениях. А если еще и таятся среди нас еретики, диссиденты и подлые
вкушатели кукурузы, то исключительно потому, чтобы страшной участью своей
упредить верующих о кознях Гологолового Хру, каковой таится еще на
задворках мира, таится, смущая слабодушных отступников!
Первый Жрец воздела костлявые старческие руки, и остальные Жрецы тихо,
истово запели.
- И царили вначале среди племени людского беспорядок, неразбериха,
разброд, безверие, вседозволенность, путаница и шатания, - продолжала
Первый Жрец. - Но явились вначале верные слуги Великого Бре, Комиссары в
кожаных латах и пыльных шлемах, и повстали избранные - Первые, Вторые и
Третьи Секретари, славные основатели многих дворянских родов, опоры
Счастливой Империи. И сказал Великий Бре: сей порядок, на смену Хаосу и
Мраку пришедший - незыблем! И да расточатся враги его! Аминь! И души тех,
кто был верен заветам, перенесутся после смерти в благодатные вечнозеленые
края Светлого Завтра, а души отступников сгинут в холоде и сумраке Свалки
Истории! Аминь!
И вновь полилось торжественное песнопение:

Как много их свалилось в эту бездну,
разверстую вдали...
Настанет день, когда и я исчезну
с поверхности земли...

-=====
Анастасия колебалась. Невозможно было представить, чтобы Сандра,
хранитель кодекса рыцарской чести, могла донести. Нужно решаться. И она
решилась:
- В Великом Бре я не усомнилась ни разу. Однако мучает вопрос: верно ли
жрецы передают Его заветы и историю Его свершений? Кто дал им право
говорить от Его имени? Кто видел подтверждение этого права? Где свидетели?
И наконец - не существовало ли и до Мрака нечто, люди и вещи?
Она замолчала и с тревогой вскинула глаза. Сандра смеялась тихонько,
почти неслышно, и ее лицо на миг стало совсем добрым. Но только на миг.
- Вот видишь, - сказала Сандра. - Об этом я и говорила. Старые вопросы.
Древние. В тысячный раз сегодня прозвучавшие. Когда-то, лет сто назад,
даже кипели греческие споры, и с материалами дискуссий можно было при
известной настойчивости ознакомиться. Болтают даже, будто некогда за
власть боролись три Собора, по-разному толковавшие заветы Великого Бре, и
победил один из них, а память о двух других развеял ветер... Но потом
времена изменились, со спорами и дискуссиями было покончено. Заступы
по-прежнему вонзаются в землю, Копателей преследуют все яростнее, и
попавшие в руки жрецов исчезают бесследно, но еретики упрямы, и приходят
новые... - Она спросила резко: - У тебя что-нибудь есть? Ну, смелее!
Анастасия открыла дорожную шкатулку, нажала нужный гвоздик и достала из
открывшегося потайного ящичка тот самый флакон - пустой, матовый,
небывало, неимоверно легкий, словно сделанный из ваты, ставшей вдруг
твердой, как дерево. Вертя его в сильных пальцах, Сандра вслух читала
слова, составленные из выпуклых букв, удивительным образом составлявших
одно целое с флаконом:
- Шампунь ивушка для мытья волос в воде любой жесткости г.Свердловск
цена 1р.15 к. ОСТ 18-297-76...
- Цена - вещь понятная, - сказала Анастасия. - Хоть и неясно, при чем
тут эти "р" и "к". Мытье волос, вода... Разве вода бывает жесткой?
Жесткая... ну, постель. И все остальное непонятно напрочь. Что это значит?
- Откуда я знаю? - Сандра небрежно поставила флакон на стол. - Девочка,
у многих найдутся за семью замками вещички и загадочнее. Не в них дело.
Само их существование, сама их необычность неопровержимо гласят: что-то
было до Мрака. Иначе откуда все эти вещи, несомненно сделанные
человеческими руками? Ты ведь сама до этого додумалась, иначе не связалась
бы с Копателями, верно?
- Да, - сказала Анастасия. - Сначала я хотела стать Жрецом, потом
подумала - уйдут годы...
- Прежде чем ты приобщишься к великим тайнам и окажешься в неких
подземельях, набитых загадочными вещами, да? Молодец, что вовремя
одумалась. Другим это не приходило в голову, и они напрасно теряли долгие
годы...
- Напрасно все же?
- Напрасно. Никаких подземелий нет. Если они и были, о них забыли сами
Жрецы. Или давно уничтожили их, что вернее. А странные находки временами
лежат прямо на земле, ибо слишком велики, чтобы можно было спрятать или
уничтожить их.
- О чем вы? - жадно спросила Анастасия.
- Сама не знаю. Просто припомнила фразу из одной летописи. Сейчас этой
летописи, по-моему, уже не существует - у нас ведь потихоньку сжигается
все, кроме сказаний о рыцарских подвигах, даже Хроники Империи исчезают,
хотя, казалось бы, кому, как не Императорам, сохранять и оберегать память
о предках?
- Значит, и легендарная библиотека Императора...
- Сказки, - грустно усмехнулась Сандра. - Поскольку все слухи насчет
меня и супруга Императора, скажу тебе откровенно, полностью отвечают
истине - я бы знала... Нет и легендарной библиотеки. Ничего нет. А по
тому, что есть, невозможно ничего понять. Впрочем... Знаешь, существует
одна древняя картина, из которой и можно сделать вывод, что в незапамятные
времена Великий Бре иногда появлялся на земле в человеческом облике.
- Картина, написанная до Мрака? - завороженно спросила Анастасия.
- Кто это может определить? - грустно усмехнулась Сандра. - Уверенным
можно быть в одном - в счете времени. Спасибо звездочетам. Их хроники
уходят в прошлое на четыреста тридцать лет. Правда, является ли Год Первый
хроник годом конца Мрака, не знает никто.
- Родовые хроники уходят в прошлое самое большее на триста пятьдесят
лет, - вставила Анастасия.
- Вот именно.
- Вы столько знаете, милорд Сандра...
- Глупости. Мне как-то пришло в голову - я знаю только то, что ничего
не знаю. Знаю, что передо мной - пропасть, бездна Незнания. Но вот что мне
очень хотелось бы знать - откуда в нас это яростное желание, эта бешеная
жажда Знания, которая оказывается сильнее всех пыток и костров? Если в нас
ее заложил Великий Бре, почему он не наделил вместе с жаждой знаний и
способностями ее утолять? Очередное испытание роду человеческому?
- Но все же, все же? - жадно спросила Анастасия. - Что еще вы знаете?
- Великий Бре, перед нами Мрак! - в сердцах сказала Сандра. - Мифов и
легенд превеликое множество, но невозможно определить, какие из них -
пусть искаженные, но отголоски далекой чужой жизни. Какова величина земли?
В одном обрывке старинной книги на это дается ответ - тысячи километров.
Но никто не знает, что такое километр - мера длины? Дневной конский
переход?
- Старые книги?
- Большей частью вздор, - махнула рукой Сандра. - Уцелевшие страницы,
серединки истлевших книг. Они только напускают тумана. Вообрази себе,
каково читать: муж приходит домой пьяный и бьет жену! Муж бьет жену!
Написали бы еще, что муж рожает!
Анастасия звонко рассмеялась.
- Самые простые понятия забыты. - Сандра досадливо поморщилась. -
Сколько раз я читала, что женщины раньше носили "платье". Она снимала
платье. Платье до пола. Платье до колен. Платье выше колен. Это, должно
быть, вроде рубашки, но к чему поверх штанов еще и рубашка до пола?
- Мода? - предположила Анастасия.
- Хру его ведает! А исконный рыцарский девиз: "Я и лошадь, я и бык, я и
баба и мужик!" Что-то же это должно означать?! Не могли же наши предки
взять с потолка рифмованные строчки? Славные предки, славные Секретари...
Что такое Секретари? Почему они были только Первые, Вторые и Третьи, а о
Четвертых или Пятых никто и слыхом не слыхивал? Миллион вопросов. К
примеру - "горком", судя по некоторым источникам, в древности был не
укрепленным замком князя или рыцаря, а чем-то совершенно другим. Чем?
Миллион вопросов... Сама, думаю, понимаешь.
- Значит, вы - в Оппозиции? - затаив дыхание, еле выговорила Анастасия
запретное слово.
Самые разные слухи кружили о загадочной Оппозиции - тайном обществе
посвященных рыцарей, где вместо Кодекса почитают еретическое учение Уклон,
где лелеют запретные знания и знают ответы на все вопросы.
- Болтовня юных оруженосцев после вечерней зари, - отмахнулась Сандра.
- Нет никакого Уклона, а все попытки создать Оппозицию кончались крахом -
все проекты как-то тихо и незаметно умирают сами по себе, неизвестно
почему. Скорее всего - слишком мало знаний, чтобы возвести фундамент
серьезного учения или сопротивления. А что за союз инакомыслящих без
учения-фундамента?
- А почему бы просто-напросто не поехать к Закатному Морю?
- Вот о твоей клятве мы и поговорим. Ты, надеюсь, не думаешь, что тебе
первой это пришло в голову? Были такие смельчаки во все века... Но ни один
не вернулся. Во-первых, летописи не врут - в закатной стороне и в самом
деле наверняка хватает неизвестных опасностей, загадочных и смертельных. А
во-вторых... Ты ведь, скорее всего, собираешься, как и положено рыцарю в
такой ситуации, вернуться домой, рассказать все родителям, получить
благословение, собрать отряди снарядить его? Да? Как раз поэтому твой путь
может прерваться еще до вступления на Неизвестные Земли, еще в пределах
Империи...
- Жрецы? - спросила Анастасия.
- Они. Серые Кардиналы, сколько их ни есть, почему-то не выносят
рыцарей, путешествующих к Закатному Морю. Может быть, потому ни один
рыцарь и не вернулся...
- Вы хотите сказать, что мне не доехать? Что все предрешено и обречено?
- Как знать... Если выедешь завтра и поскачешь не домой на восход, а
прямо на закат, если будешь держаться вдали от Тракта - как знать... Пока
спохватятся, пока прикинут и обсудят, пока снарядят погоню... Несколько
дней у тебя, во всяком случае, будут. Хочется верить...
- Хочется верить, - повторила Анастасия. - Однако... Милорд Сандра,
уверены ли вы, что перед нами - путь обретений, а не утрат?
- То есть?
- Предположим, мы узнаем, докажем неопровержимо, что жизнь до Мрака -
не миф, что жили некогда Древние. И погибли. Вероятнее всего, погибли,
оставив жалкую горсточку не помнящих родства, заложивших потом мир, в
котором мы живем... Но что, если Знание об их жизни и кончине не обогатит
нас, а наполнит ужасом перед познанным? Ведь возможно и такое?
Она остановилась посреди комнаты, в лунном багровом сиянии, замерла,
как струнка, готовая отозваться на легкое прикосновение, посторонний звук
поблизости. Сандра приглядывалась к ней устало и печально.
- Так как же? - спросила Анастасия.
- Ты умна, - тихонько сказала Сандра. - Ты умеешь смотреть в корень. По
пальцам можно пересчитать тех, кто задавался этим вопросом. Обычно думают
только о Знании, жажда его так сильна...
--====
Все еще хохоча, он щелкнул пальцами, и Анастасия вновь заглянула в
прошлое. Очень старый человек со странным стеклянным приспособлением на
носу, в странной одежде, что-то невнятно говорил, запинаясь и бубня, держа
перед собой лист бумаги, - и на груди его золотились пять звезд на красных
ленточках! Словно на шпиле Собора. Пять звезд, и еще какие-то золотые
кружочки на цветных ленточках - с правой стороны груди. Он стоял на
каком-то странном алтаре, а за его спиной сидели в несколько рядов такие
же старики со скучными, усталыми и печальными лицами людей, угнетенных
несварением желудка и закатом деятельных лет. Казалось, никто и не слушает
бубнящего непонятные заклинания человека с пятью звездами на груди. Как ни
вслушивалась Анастасия, она никак не могла понять, о чем бормочет этот
старый и, похоже, очень больной человек - язык был ее, родной, но смысл
слов ускользал, они никак не складывались в осмысленное целое, да и по
отдельности ничего не значили. Заклинания? Молитва?
- Кто это? - спросила она, внезапно ощутив легкую жалость к больному
старику, которому лежать бы в постели, а его вытащили на этот странный
алтарь и заставили так долго говорить, повторять глупые заклинания.
- Да он и есть, ваш Великий Бре!
- Но как же это... - Анастасия понимала, что этот человек не может быть
богом. Никак не может.
- Вот так. Вы просто все забыли, ваши предки все забыли. А из тех
крохотных обрывочков памяти, что сохранились, вы, исказив их до полной
неузнаваемости, создали настоящую религию. С богами, чудесами,
приписываемыми им, храмами. Я понятно говорю?
- В общем, понятно, - сказала Анастасия. - Как же так, как же так могло
быть... что же теперь...
Ей казалось, что из-под ног у нее выдернули землю, и она повисла в
холодной пустоте среди холодных звезд. Неизвестно было, во что же теперь
верить, чем заполнить пустоту, пришедшую на место пусть и подточенной еще
раньше еретическими сомнениями веры. Мир перевернулся, исчезали все
прежние точки опоры, идеалы, уклад жизни, память, исчезали доблести и
грехи - потому что доблести могли оказаться бессмысленными, а грехи -
отнюдь не грехами. В голове у Анастасии вихрился неописуемый сумбур.
Странное дело, она не ощутила горечи от того, что рушились основы ее мира
- скорее, тупую усталость. Быть может, ее прежнее якшанье с еретиками,
сомнения, терзания, искания и привели к тому, что она перенесла миг
крушения основ довольно спокойно. И признала его мигом крушения основ.
Слишком много чудес, слишком много необычного обрушилось на нее.
Предстояло либо сорваться в рыдания, либо перенести все стойко, с сухими
глазами, как и положено рыцарю. Пусть они были беспамятными дикарями, все
забывшими и переиначившими, но они оставались рыцарями! У них был свой
мир, и он не перестанет существовать оттого, что оказался бледной тенью,
беспамятным наследником иного, более могучего, прекрасного и
удивительного. Не исчезли добро и зло, жажда знаний, путешествий и
подвигов. Что же, разбить, теперь голову о стену, броситься на меч? Нет!
Как раз теперь она обязана жить! Разве не за Знанием она пустилась в
опасные странствия? Разве она не чувствовала, что Знание может оказаться
трудным и горьким? Все, кто гадал о существовании Древних и верил в них, в
глубине души понимали, что давным-давно не обошлось без страшной
катастрофы...
Она подняла голову, встретила липучий взгляд волшебника.
- Вы хорошо держитесь.
- Я рыцарь, - холодно сказала Анастасия. - Как бы там ни было раньше...
Что такое Мрак?
- Не знаю, смогу ли объяснить. Вернее, сможете ли вы понять, Анастасия.
- Я постараюсь. - Ее голос не дрожал.
- Видите ли... Прошлое, конечно, может представляться вам великолепным
- эти дома, самолеты... В чем-то, конечно, оно было великолепным - так
представлялось людям. Но Природа, похоже, оказалась другого мнения...
- Природа - это Бог? - вырвалось у Анастасии.
- Природа - это все живое, кроме человека. Это сложнейший организм,
которым мы пытались управлять и разрушали, не понимая его величия и
сложности. И Природа отомстила. Все, что обрушилось на наш мир, могли с
вескими основаниями назвать божьей карой даже неверующие. Казалось,
взбесилось все вокруг, само пространство и время сошли с ума, законы
природы то ли вдруг перестали действовать, то ли сменились новыми, о
которых мы до того и не подозревали. В разных концах земного шара...
Анастасия вскинула удивленные глаза.
- Да, шара, - повторил он. - В разных концах земного шара происходило
то, что хотелось назвать чудесами, это нарастало, как лавина, и целые
города проваливались в ничто, звезды плясали на небе, над Эйфелевой башней
носились птеродактили, в марсельскую гавань вошел фрегат египетской
эскадры Наполеона, у людей вырастали хвосты, дождь изливался с земли в
небеса или струился над землей, как река, железо становилось мягким,
животные разговаривали... Потом начался подлинный Хаос. И Мрак. Ваши жрецы
правы в одном: Хаос и Мрак действительно имели место. Грянуло... Быть
может, у Природы есть какой-то свой стоп-кран, предохранитель, средство,
которым она при крайней нужде спасает себя - в том числе и от людей. А
мы... Мы познали крохотную часть ее законов, ее устройства, но решили, что
знаем все, что можем обходиться с ней, как с покорной служанкой. Это,
наверное, самое страшное - что перед нами было не разгневанное божество,
которому можно упасть в ноги, взмолиться, что-то объяснить, принести
жертву, покаяться... Не божество, а сложнейший и непознанный неразумный
механизм, с которым невозможно договориться. Как договориться с бурной
рекой? С чумой? Нельзя договориться с атмосферой, чтобы она давала больше
кислорода. Можно не рубить деревья, которые этот кислород дают, не
загрязнять море. А мы рубили и загрязняли... Ты, наверное, ничегошеньки не
поняла?
- Отчего же, - медленно сказала Анастасия. - Я не поняла одного -
почему после всего происшедшего ты считаешь нас дикарями. А вы,
допустившие такое, - высшие существа, светочи разума... Нет, я
действительно многого в твоем рассказе не поняла, но главное ухватила. Вы
впали в то, что можно назвать грехом гордыни - по отношению к Природе. И
она за то вам отплатила...
А объяснение разных непонятных слов, которых в
твоем рассказе очень много, меня, право же, не столь уж и волнует. Главное
я поняла. Впрочем... Как получилось, что ты стал... тем, что ты есть
сейчас? Кем ты был раньше? Или ты и раньше был таким, у вас были
волшебники?
- Нет. Волшебников у нас не было. Раньше мое занятие называлось младший
научный сотрудник.
- Научный? - спросила Анастасия. - Значит - ученый?
- Ну, не совсем... Сидел, писал бумажки... Для ученых.
- Так бы и говорил - писец при ученых. Их и у нас хватает, хоть мы и
дикари. Только у нас писцы называют себя писцами.
- Это совсем другое.
- Какая разница? - сказала Анастасия. - Сидел посреди всех этих
летающих и сверкающих чудес и писал бумажки. Для ученых. А потом?
- Это сложно. Я сам все не до конца понимаю, даже сейчас. А многое
забыл с перепугу, еще тогда... Когда начался Хаос и мир взбесился, стал
дикой фантасмагорией... Ну, словом, так получилось. Так вышло. Я вдруг
обнаружил, что могу создавать предметы и управлять ими, и не испугался -
решил все это закрепить, удержать, пожелал нового умения, и чтобы оно не
исчезало, и чтобы я стал бессмертным... Одним словом, я ухватил в зубы
кусочек Хаоса, кусочек чудес и сохранил его, когда минули Хаос с Мраком и
остатки человечества начали все заново. Вот так примерно можно объяснить,
если совсем коротко.
- Понятно... - сказала Анастасия." (с) 


000
Tags: прогресс, смыслы, человек
Subscribe

  • Пытаюсь максимально автономизироваться

    Добрый день, уважаемые друзья. Прошло 2 недели после операции. И уже неделю я дома. Самое первое, чем я занялась дома, это организация максимально…

  • (no subject)

    Очень тяжело быть беспомощной. Я так надеюсь, что хотя бы дней через 10 будет получше. Стараюсь максимально подготовиться к житью-бытью дома.…

  • Вопрос по переводам WU

    Прошу помочь информацией. Друг послал мне деньги через WU, но, видимо, он это делает не часто и не догадался, что нужно прислать мне уникальный номер…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments