anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

БОГОРОДИЦКИЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК (продолжение)

Начало здесь: http://anisiya-12.livejournal.com/561183.html
Андрей Болотов и его время

Еще сравнительно недавно имя Андрея Тимофеевича Болотова мало что говорило даже преподавателям русской словесности. Лишь немногие специалисты, увлекающиеся историей и литературой XVIII века, знали его как человека широких энциклопедических познаний, которые он употреблял на благо российского просвещения, как философа и писателя, оставившего в своих трудах не только образцы неподражаемо яркого литературного стиля, но и глубокие, разносторонние сведения о современной ему эпохе Незаслуженное забвение кончилось несколько лет назад. На прилавках книжных магазинов появились, чтобы сразу же стать библиографической редкостью, его произведения, выпущенные в свет довольно солидными тиражами различными издательствами О Болотове заговорили. Болотова стали изучать, правда, пока на академически- кабинетном уровне (написаны и защищены две кандидатские диссертации), Болотов стал популярен. Популярность эта весьма широка. Помимо философов, историков, этнографов, филологов, трудами Болотова заинтересовались и специалисты сельского хозяйства, медики. Еще бы, ведь его "Избранные сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике" таят в себе массу сведений, мало знакомых даже современной науке. А "Краткие и на опытности основанные замечания об електрицизме и о способности електрических махин к помоганию от разных болезней" содержат рецепты диагностирования и лечения самых различных заболеваний - от насморка до психического расстройства.

Но к какой бы сфере деятельности ни принадлежали люди, ищущие общения с Болотовым, наибольший интерес вызывают его Записки, опубликованные впервые известным историком и издателем М. И. Семевским под названием "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков" в приложении к журналу "Русская старина" Чем привлекательно это жизнеописание? XVIII век в истории нашего государства занимает особое место он был насыщен многими противоречивыми, смутными политическими событиями, ознаменован правлением царей и цариц, чьи личностные, государственные качества и воззрения коренным образом отличались друг от друга, чьи действия вызывали самый различный резонанс и внутри страны и в Европе. Взлеты процветания, рост авторитета России сменялись мрачным застоем, безвременьем; акты государственной мудрости - интригами, жестоким сведением счетов; утомительный, ненадежный мир - кровавыми затяжными войнами, из которых Россия, если и выходила победительницей, то бесславной, утверждающей за собой нелестную репутацию жандарма и палача Европы.

Вместе с тем XVIII век стал веком просвещения, пропаганды прогрессивных идей, высокого взлета русской культурной мысли контакты с просвещенной Европой, даже контакты военные, вопреки самодержавию, пестуемому им обскурантизму невежества, побуждали самобытные русские умы к поиску критериев и идеалов справедливости, социального добра, процветания, гуманизма.

А. Т. Болотов - дитя своего века. Он принадлежал ему, знал его и любил. У нас таких знаний, к сожалению, нет. Но есть любовь, есть потребность разобраться в сравнительно недавнем историческом прошлом нашей Родины. Поэтому мы и потянулись к вновь открытому для нас Андрею Болотову

Мы предлагаем нашим читателям далеко не все записки из его жизнеописания, а только избранные "письма", которые касаются пребывания автора в Восточной Пруссии, особенно в Кенигсберге во время Семилетней войны. Наш выбор обусловлен издательским замыслом подготовить и выпустить в свет серию книг, посвященных истории края, в котором мы живем. История эта до 1945 года нам известна в довольно приблизительных чертах. А ведь она на протяжении многих веков была самым тесным образом связана с историей России. Читателю, привыкшему считать Пруссию изначально постоянным рассадником агрессии и милитаризма, возможно, покажутся несколько странными страницы "Жизни и приключений Андрея Болотова...", свидетельствующие о том, что в XVIII веке здесь жили преимущественно мирные люди, не помышляющие о захвате чужих земель, а стремящиеся к добрососедству, труду, знаниям. Война, развязанная монархами, была в корне чужда им. Они не испытывали ненависти к русским. Пленные, они радушно принимали в своих домах победителей. Побежденные, они по доброй воле принимали присягу на верность русской императрице Война - всегда бедствие для народа. Но, в отличие от войн двадцатого столетия, войны восемнадцатого не только разъединяли, но и сближали представителей воюющих сторон. Русский офицер Болотов сближается в Кенигсберге с прогрессивно для того времени мыслящими людьми. Это сближение во многом сказывается на его личностном формировании. Идеи просвещения и гуманизма овладевают им, и он остается их носителем до конца жизни.

В книге нет записок об отношениях Болотова с молодым преподавателем Кенигсбергского университета Иммануилом Кантом. Нет, очевидно, потому, что Болотов, не разделяя философских воззрении Канта, не предугадывая диалектики их развития, просто не придал должного внимания этому, в будущем замечательному, философу. Но хотел или не хотел этого Болотов, а учение Канта о материальной природе мира наложило на него отпечаток. Ведь много лет спустя, говоря о природе непостижимого тогда электричества, Болотов отстаивал его материальную основу, и, соответственно, объективную возможность управлять им. Наряду с изложением различных мировоззренческих концепций, в книге собран ряд интереснейших этнографических и исторических фактов, описаны быт и нравы разных слоев русского и прусского общества. Многие из этих фактов относятся к разряду парадоксальных, казуистических. Скажем, мы узнаем о том, что в битве под Гросс- Егерсдорфом уральский казак Пугачев спас от гибели генерала Панина, того самого, который возглавил в дальнейшем карательную экспедицию против пугачевского восстания.

К сожалению, издательство пока не имеет возможности издать все мемуарные записки замечательного просветителя, относящиеся к его пребыванию в Восточной Пруссии, однако и эти избранные "письма", по нашему мнению, обогащают представление жителей и гостей Калининградской области о ее историческом прошлом, восстанавливают связь времен. Итак, книгой "А. Т. Болотов в Кенигсберге" мы открываем серию изданий по страницам истории нашего края. Будем благодарны всем, кто поможет нам в подготовке книг этой >тематики.

Агроном и садовод.

Болотов Андрей Тимофеевич (1738-1833 гг.) — широко известный агроном и садовод, член Вольного экономического общества, автор и редактор журналов «Сельский житель» и «Экономический магазин». Опираясь на свой опыт проектирования и строительства Богородицкого парка (а также своей родовой усадьбы Дворяниново), на проведенные исследования и наблюдения, критический анализ имевшихся теоретических трудов, в частности трудов К. Гиршфельда, которые были им переведены на русский язык и прокомментированы:

1) Болотов разработал собственную, оригинальную систему взглядов на строительство «натуральных» парков России. В многочисленных статьях, публиковавшихся в журнале «Экономический магазин» в 1780-х гг., не только были освещены общие теоретические вопросы садоводства, но и давались детальные практические рекомендации. Тем самым Болотов способствовал продвижению передовых методов строительства садов и парков в самые удаленные от столичных городов провинции. А. Т. Болотов хорошо известен также как один из самых первых агрономов России, специалист, обосновавший многопольную обработку земли, внедривший в практику помидорные плантации, очень много сделавший для становления теории плодоводства, лесоводства, многих отраслей сельской экономики;

2) главной заслугой Болотова было привлечение внимания к проблеме создания такого типа парка, который, в отличие от французских и английских, отвечал бы реальным природным, культурно-историческим условиям России, сложившимся в стране бытовым традициям и т. п.

Он настаивает на том, что нужно отвергнуть попытки прямого копирования западных образцов, так как «русские сады природою и искусственными украшениями не уступают ни английским, ни французским, ни итальянским». В статье «Некоторые замечания о садах в России» Болотов высказал ряд актуальных для того времени суждений по поводу развития русского садового искусства;

3) он отмечает широкую распространенность садов в старинных усадьбах, от которых сохранились лишь остатки в виде «престарелых деревьев»;

4) Болотов отнюдь не отрицает достижений европейских садовых школ, более того, он призывает брать из них все лучшее, содержавшееся, например, в теоретических сочинениях К. Гиршфельда;

5) Болотов настаивает на необходимости искать пути к созданию русского типа парка, который бы способствовал всем местным «обстоятельствам», реальным, а не выдуманным потребностям. При этом он имеет в виду не пышные аристократические резиденции, а небольшие и средние по размерам и богатству усадебные сады, которые строились в те годы сотнями. Болотов не отвлекается от конкретных экономических возможностей строителей усадеб, их хозяйственных нужд;

6) он дает рекомендации, как обойтись «без излишеств», предлагает не перегружать парк декоративными сооружениями, умело сочетать художественные и утилитарные требования;

7) Болотов, уделяя особое внимание такому традиционному для России приему создания сада, как превращение естественного лесного массива в «увеселительный лесочек», рекомендует не забывать о древнерусских зверинцах с их системой просек;

8) он показывает преимущества использования отечественных пород деревьев, трав и кустарников — неприхотливых к уходу, морозостойких, жизнеспособных в суровых климатических условиях и в то же время по-настоящему красивых, имеющих своеобразный внешний облик;

9) он раскрывает художественные возможности включения в парк специфических для центральной России элементов, например сплошных лесных массивов, прежде всего хвойных. Парк должен в целом иметь «натуральную планировку», основываться не на какой-то наперед заданной схеме, а на учете особенностей рельефа, имеющихся насаждений, водоемов и дорог. Однако нет необходимости отказываться от регулярных элементов вообще, напротив, они широко используются на территории, непосредственно

примыкающей к дому, на основных подъездах. Даже при превращении естественных лесных массивов в «увеселительные лесочки» целесообразно использовать, как и раньше, систему прямых радиальных просек. Одной из характерных особенностей русских садов и парков, заметно отличающей их от западноевропейских, всегда было включение обширных участков густого леса, чащи;

10) он рекомендует формировать «непроходимейшие» участки, разделяющие между собою поляны и другие открытые пространства парка, что создает особый, подлинно природный фон для остальных садовых композиций, усиливает их «натуральность». Плотные насаждения нужны не только в глубине лесного массива. Лесные кулиги (кулисы) требуются и для «произведения каких-нибудь сцен», для закрытия, маскировки некрасивых построек, «преграждения» одной поляны от другой. В таких случаях наружные края их, т. е. опушки, «по всем изгибам» засаживаются кустарником и лишь затем низкими и высокими деревьями. Виду опушки, ее цветовому решению, фактурному разнообразию придается особое значение. Важны даже мельчайшие детали. Например, при устройстве ручьев учитывался характер их вучания, который зависел от размеров и взаиморасполо¬жения камней в русле: можно было заранее рассчитывать на получение более высокого или более низкого тембра, мощные рокочущие звуки или нежное, еле слышное журчание. начение водных источников столь велико, что они играют решающую роль при самом выборе места для парка;

11) Болотов дает детально разработанные рекомендации по устройству дорог, расположение которых имеет решающее значение для увеселительного сада. Они должны быть оправданны с точки зрения здравого смысла, располагаться только в "нужнейших" местах, связывать площадки, подводить к берегу водоема, на возвышенность и откуда бы глазам могло «представиться приятное положение места». Искривление трассы дороги позволяет создавать «нечаянные» эффекты, т. е. виды, «могущие увеселить

зрение» неожиданностью, внезапностью. Сама величина изгибов сообразуется с размерами парка и длиной дороги: чем крупнее лесной массив и протяженнее дорога, тем плавнее должны быть ее повороты, и наоборот. Аналогичная зависимость утверждается и для ширины дороги, тропы или «сущей тропинки». Прямая дорога в лесном массиве парка также не исключается в таких, например, случаях, когда нужно раскрыть дальнюю перспективу на водоем, церковь, возвышенность, луга, а также для проезда в каретах.

Но каждая такая прямая аллея, просека должна иметь «свою причину». Тем более это относится к звездам — скрещениям пяти, шести и более аллей, «представляющим в концах своих зрению разные и приятные виды». Подчеркнутая скромность, ориентация на сельскую идиллию и уединение в «дикой природе» были в духе эпохи.

ИСТОЧНИК
Tags: Родина, Россия
Subscribe

  • Система оповещения в Дербенте не сработала

    Опять наводнение и селевой поток. Я думала, после Крымска шерстили всю Россию на предмет готовности систем оповещения населения. Похоже, населению…

  • Пытаюсь максимально автономизироваться

    Добрый день, уважаемые друзья. Прошло 2 недели после операции. И уже неделю я дома. Самое первое, чем я занялась дома, это организация максимально…

  • (no subject)

    Очень тяжело быть беспомощной. Я так надеюсь, что хотя бы дней через 10 будет получше. Стараюсь максимально подготовиться к житью-бытью дома.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments