anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Categories:

США: опыт строительства империи (или почему САСШ не может расплатиться по своим долгам - ЛИКБЕЗ)

В настоящее время совокупный долг граждан, компаний и органов власти всех уровней в США превышает 55 триллионов долларов, и растёт примерно на 10% в год. При том что реальный рост ВВП США по самым оптимистическим оценкам не превышает 2.5%, выплатить этот долг нет ни малейших шансов.

 

По статистике, население Соединённых Штатов обладает в среднем отрицательными сбережениями (долги превышают накопления), меньше 2% полностью владеют своим жилищем (в среднем, в собственности домохозяйств находится лишь 24% жилья, в котором они проживают, тогда как 3/4 его принадлежит банкам), только 2% населения полностью выплатили кредит за машину, и более 60% имеют как минимум три кредитные карты, израсходованные до их лимита, по которым они могут только выплачивать проценты. Государственный долг, бюджетный и торговый дефициты чудовищны и непрерывно растут, корпорации в массе своей несут непомерное бремя долгов.

Кому же принадлежат все эти десятки триллионов долгов американцев? Этих людей не увидишь в списках миллиардерах Forbes, хотя их собственность исчисляется триллионами и десятками триллионов долларов. Одно только федеральное правительство Соединённых Штатов ежегодно выплачивает этим так называемым «финансовым властям США» более 400 миллиардов долларов процентов по ранее предоставленным займам, и несмотря на это, долг его постоянно растёт. Эти люди, всегда оставаясь в тени, реально контролируют и банально владеют практически всей собственностью, всей промышленностью, всеми фирмами и всеми образовательными организациями, всеми печатными и телевизионными СМИ, кинокомпаниями и развлекательной индустрией в Соединённых Штатах. Они владеют всеми местными и федеральными органами власти, обоими основными партиями, разнообразными общественными организациями, и в конечном счёте гражданами США – до той степени, когда впору говорить о рабстве.

История возникновения денег

Очень наглядно и живо история банковского дела, с упоминанием персоналий, изложена в прекрасной работе Дмитрия Карасева «Банки-Убийцы». Следующий фрагмент взят оттуда с некоторыми сокращениями:

Согласно Библии, 2000 лет назад Иисус прогнал менял из храма. Примечательно, что это был единственный раз в его земном существовании, когда Иисус использовал силу. Когда евреи приходили в Иерусалим платить храмовый сбор, менялы в храме принимали плату только специальной, имевшей тогда хождение монетой - половиной шекеля. Она представляла собой половину унции чистого серебра и, в отличие от других монет, не носила на себе изображения римского императора. Поэтому для евреев полшекеля была единственной монетой, угодной богу. Но этих монет было не так много. Менялы захватили этот рынок, а затем подняли на них цену как на любой другой рыночный товар. Другими словами, менялы делали фантастические барыши, поскольку получили чистую монополию на деньги. И евреи были вынуждены платить любую назначенную ими цену. Для Иисуса это являлось грубым нарушением святости Божьего Дома.

Однако еще за 200 лет до Христа у Римской Империи были проблемы с менялами. Двое из ранних римских императоров пытались урезать власть менял с помощью законов о ростовщичестве и ограничения залога земель до 500 акров. Оба были убиты. В 48 г. до н.э. император Юлиус Цезарь отобрал власть чеканить деньги у менял и выпускал деньги в интересах всего общества. Значительное увеличение денежной массы позволило выполнить грандиозные общественные проекты. Было выстроено много публичных зданий. Народ полюбил Цезаря, но менялы его возненавидели. Ряд исследователей полагает, что именно это стало важной предпосылкой его убийства. Одно известно наверняка – со смертью Цезаря изобилию денег в Риме пришел конец. В конечном итоге денежная масса в Риме снизилась на 90%. С сокращением предложения денег население Рима потеряло доверие к правительству и отказалось его поддерживать. Просвещенный Рим был ввергнут во тьму средневековья.

Через тысячу лет после смерти Христа в средневековой Англии активизировались менялы, которые ссужали деньги и определяли количество денег в обращении. Они были столь активны, что сообща могли манипулировать всей британской экономикой. В большинстве своем это были ювелиры. Однако они стали первыми банкирами, поскольку брали на хранение драгоценности других людей. А первые бумажные деньги представляли собой расписку за золото, сданное на хранение ювелиру. Таким образом, получили развитие бумажные деньги, поскольку это было более удобно, чем носить большое количество золотых и серебряных монет. В конце концов, ювелиры заметили, что лишь небольшое количество вкладчиков имеет обыкновение приходить и требовать свои ценности обратно. Тогда они начали мошенничать. Таким образом, родились банковские операции с частичным обеспечением, т.е. выдача в кредит во много раз больше денег, чем сумма активов на депозите. Т.о. если вы кладете им на хранение 1.000 долларов, они выдают под их обеспечение на 10.000 кредитов бумажными деньгами и берут за их пользование процент. И никто не в состоянии раскрыть обман. Сегодня практика выдачи в кредит больше денег, чем имеется резервов, именуется банковскими операциями с частичным покрытием. Каждый банк Соединенных Штатов может выдавать в кредит минимум в 10 раз больше денег, чем имеет покрытия.

Ювелиры обнаружили, что сверхприбыли можно получать за счет регулирования количества денег на рынке между «легкими деньгами» и «связанными деньгами». Когда денежная масса увеличивается, кредитование становится легче. Люди берут деньги для расширения бизнеса. А когда предложение денег сокращается, стоимость кредита возрастает и кредитование усложняется.

Что происходило раньше и происходит сейчас, так это то, что некоторая доля заемщиков оказывается не в состоянии погасить взятые кредиты или покрыть старые за счет получения новых. Поэтому они становятся банкротами и вынуждены продавать свое имущество ювелирам за бесценок. То же самое наблюдается и сегодня. Только в наше время мы называем это колебание экономики вверх и вниз деловым циклом.

Деньги и их стоимость

По одной легенде, в Европе первые бумажные деньги придумал золотодобытчик Талер (отсюда произошло название доллара), выпуская долговые расписки фиксированного номинала, подлежащие обмену на золото по первому требованию во всех отделениях компании Талера. Вскоре таких удобных и относительно безопасных «золотых» бумаг оказалось выдано (естественно, в обмен на другие ценности) в несколько раз больше, чем могли обеспечить прииски Талера. Но это не сильно волновало держателей расписок Талеров, поскольку вместо немедленного предъявления данных ценных бумаг люди хранили расписки и использовали уже их вместо золота, в качестве средств оплаты. Разумеется, данная идея оказалась чрезвычайно выгодной для Талера, поскольку позволила ему вместо трудоёмкой добычи золота продавать за твёрдый товар свои обещания (или долги), причём без процентов и т.п. Разницу между стоимостью производства единицы «бумажных» денег и их обменной, или товарной стоимостью, далее мы будем называть эмиссионной прибылью.

Проиллюстрирую данное понятие на следующем примере. Считается, что эмиссионная прибыль при печатании 100-долларовых купюр составляет около 100 000 % (себестоимость одной купюры при массовом производстве – около 10 центов). Если, условно говоря, вы продали американцам тонну стали за 100$, а я, например, тонну нефти за ещё 100$, то до тех пор, пока мы храним эти деньги или пользуемся ими для взаимных расчётов, всё, что отдали нам американские покупатели – это две бумажки стоимостью по 10 центов. Поток такого рода бумаг за пределы США и «эквивалентный» поток товаров в сами штаты составляет в год по грубым оценкам около 800 миллиардов долларов. С недавних пор власти США прекратили предоставлять информацию об объёме долларовой денежной массы внутри и вне США. Развернуть этот поток с целью получения реальных ценностей невозможно по многим причинам, основными из которых является их отсутствие в США ресурсов (существуют оценки, согласно которым на каждую 100-долларовую купюру приходится доля физического имущества экономики США, равная $2.75), необеспеченность и продолжающееся стремительное обесценивание их денег, и, в конце концов, то, что только американский банк по закону имеет право объявить данную купюру подлинной или фальшивой. Напечатанные доллары ни к чему не обязывают ФРС США, а обменная стоимость доллара США обусловлена исключительно тем обстоятельством, что народы других стран пока готовы поставлять за них свои ресурсы.

Возвращаясь к истории, стоит заметить, что и для клиентов Талера сделка была небезвыгодной, поскольку наличие денег многократно стимулировало торговлю и экономическую активность. Экономика, в которой не хватает денег для обеспечения бесперебойного обмена товаров и услуг, сильно страдает от такой нехватки. Наверное, каждый испытывал неудобство подобного рода на собственном опыте, когда не мог разменять в магазине крупную купюру. Рассмотрим другой упрощённый пример. Предположим, в некоем королевстве основным товаром является картошка, на которую приходится 50% ВВП. Производители картошки выращивают её, пользуясь инструментами, которые они покупают у кузнецов, и перевозят на продажу на телегах с помощью лошадей. Если бы удобного универсального средства обмена (денег) не существовало, возить картошку на продажу было бы неудобно и менее выгодно, и её производство сократилось бы. Платёжеспособный спрос на прочие услуги, такие как шитьё одежды и обуви, также упал бы, а многие сельские жители плели бы лапти вместо покупки ботинок, от этого их производительность упала бы ещё больше, и т.д. Пусть в текущем году в обращении находилось 1 000 000 рублей, а произведено было 500 000 кг картошки, один кг стоил 1 рубль (если бы не прочие товары и услуги, составляющие оставшиеся 50% ВВП, один кг стоил бы 2 рубля; в нашем упрощённом примере мы не учитываем скорость оборачиваемости денег, предполагая одномоментный обмен в конце года, но принципиально это ситуацию не меняет). Пусть в следующем году, пользуясь новыми плугами и большим количеством лошадей, выросшее в численности население произведёт 550 000 кг картошки и примерно на столько же больше прочих товаров. Если объём денежной массы не изменится, цены упадут приблизительно на 10%, т.е. на 1 рубль можно будет купить 1,1 кг. Если бы деньги можно было бы номинально дробить до бесконечности, такая ситуация не несла бы в себе никаких проблем. Государство собирало бы налоги, стабильная национальная валюта привлекала бы покупателей и зарубежных деловых партнёров и т.д. Однако, мудрый правитель в такой ситуации, пользуясь своим королевским правом чеканить монету, выпускает (эмитирует) в течение года 100 000 новых рублей, закупая у населения товары и услуги на данную сумму, в том числе и нужные самому населению – строя дороги и мосты, укрепляя границы и законность. При этом цены не меняются, а все жители за год заработали в среднем на 10% больше. Казна собрала на 10% больше налогов, плюс получила 100 000 р. эмиссионного дохода. Население не замечает своего относительного обеднения (относительного обогащения государства), поскольку в абсолютном, товарном выражении, оно стало богаче на 10%. В реальности, запуск дополнительных денег в экономику, практически в любом виде, сам по себе стимулирует хозяйственную деятельность, занятость и т.п. Заказы на строительство дорог порождают вторичные заказы на перевозки, на производство металлов и продуктов, и так по кругу, многократно. Может оказаться, что вбрасывание 10% дополнительных денег в экономику приведёт к увеличению ВВП даже больше, чем на десять процентов, особенно когда существуют свободные трудовые и материальные ресурсы, которые при этом окажутся продуктивно загруженными. Считается, что при грамотной эмиссионной политике деньги должны вбрасываться в экономику до начала производства, но не вызывая при этом инфляционного эффекта. И даже некоторое падение стоимости денег в товарном выражении (инфляция), сопутствующее чрезмерной эмиссии, может быть оправдано большим суммарным ростом общественного благосостояния. Обычно именно так и происходит – деньги обесцениваются, и причина тому может быть одна (если не рассматривать катастрофические сценарии, сопровождаемые падением ВВП) – увеличение количества денег в обороте. Например, в 2000-2007 годах в России при росте ВВП в текущих ценах в 4,3 раза денежная масса увеличилась в 8 раз. Цены и выросли как раз примерно вдвое. Искушению напечатать побольше денег и решить ряд сиюминутных проблем правительства редко кому удаётся успешно противостоять.

В свою очередь, чрезмерная эмиссия чревата обесцениванием денег и также угнетает хозяйственную активность. Беды, сопровождающие высокую инфляцию, к сожалению, прекрасно известны и обывателям, и фабрикантам. Инфляция делает бессмысленным бережное отношение к ресурсам, сжигает оборотный капитал и сбережения, то есть ту часть ресурсов, которое общество может потратить на развитие производительных сил. Хороший пример успешного использования эмиссии для стимулирования экономики и борьбы с инфляцией в 20-40-е годы в СССР путём введения золотого червонца дан в книге Ю. И. Мухина «За державу обидно!».

О природе кредита

Представьте себе такую ситуацию: у вас есть потенциально прибыльная идея, но нет свободных средств, требуемых для её воплощения. В идеале вам требуется соинвестор, готовый разделить с вами риск и прибыль, на взаимно приемлемых условиях. Другой альтернативой является привлечение заемных денег. К сожалению, человечество до сих пор не нашло эффективных экономических механизмов объединения творческой инициативы и свободных средств, обеспечивающих максимальные блага всем участникам, и обществу в целом. Есть надежда, что развитие электронных систем связи и обработки информации позволит создать более гармоничную систему капиталистических отношений, но это, к сожалению, тема не для данной статьи.

В период роста экономики вложение денег в какое-нибудь производство в среднем приведёт к отдаче, покрывающей издержки и дающей соответствующую прибыль. Соответственно, вложение избытка денег можно рассматривать как более выгодное действие, нежели простое их хранение, особенно если наличествует инфляция.

Здесь, на мой взгляд, стоит развеять одно распространённое заблуждение. Эмиссия денег никак не связана с кредитным процентом! (обратное неверно). Наличие инфляции само по себе никак не оправдывает существования ростовщичества, поскольку для беспроцентного займа на фоне ЛЮБОЙ инфляции достаточно провести перерасчёт возвратной суммы кредита с её учётом, до или после истечения кредитного периода. В ситуации отсутствия инфляции прибыль заимодавца должна быть в среднем не выше, чем рост ВВП за срок пользования кредитом, минус стоимость вовлечённого в пользование заёмными деньгами труда. В рамках вышеприведённого упрощённого примера, если я, скажем, собираюсь печь хлеб и беру заем на покупку хлебопекарни, предоставляющий деньги вправе ожидать за год роста оборота на 10 процентов, и возврата по окончании года от 100% (чистая сохранность средств, никакого процентного интереса) до 110% от суммы кредита (чистая эксплуатация, вся прибыль кредитору), минус мой труд по расценкам наёмной рабочей силы на рынке труда. Если присутствует инфляция, то величина инфляции просто механически добавляется в расчёт кредита – либо по окончании его срока, либо вначале, тогда прибавляются издержки сторон на страховку от отклонений инфляции от ожидаемой. Конкретное значение кредитного процента в диапазоне между 100% и 110% возвратной суммы должен, видимо, определять рынок такого рода услуг, либо они должны быть полностью переданы государству, а ростовщичество (кредитная банковская деятельность) запрещено как незаконное и аморальное. (Для тех, кто сомневается в аморальности кредитного процента, сверх вызванного инфляцией, – попробуйте дать в долг вашему другу или родственнику под процент, одновременно прислушиваясь к своим ощущениям. Я уверен, что большинство людей в подобной ситуации станет мучить совесть).

Положение, при котором монополия на эмиссию денег объединяется с монополией на кредит, за довольно короткое время приводит к абсолютному экономическому господству монополиста (представьте, что было бы, если бы Талер не только выпускал бумажные деньги, но и взимал с каждого ростовщический процент за их использование). При грамотном использовании эти два инструмента способны привести к интенсивному развитию экономики, при неправильном – задушить экономическую активность, как это было в России в период управления советниками МВФ. О том, к чему может привести злоупотребление подобной монополией, пойдёт речь ниже.

Польза и необходимость денег для экономики бесспорны, однако право печатать их и получать эмиссионную прибыль по справедливости должно быть распределено между всеми людьми, либо поровну, либо пропорционально их экономическому потенциалу.

Фирмы эмитируют, выпуская свои акции и облигации. Банки делают это на порядок больше, выдавая кредиты на суммы, совокупно в 10-15 раз большие их первоначального капитала. Но основным эмитентом всегда является государство. В странах с демократической формой правления эту функцию выполняет принадлежащий народу (посредством выборной государственной власти) Центральный Банк. Королевское право чеканки монеты является чрезвычайно мощным и выгодным экономическим рычагом, и никакой правитель или правительство никогда добровольно его никому не отдаст.

Единственное известное нам исключение – США.

Далее приведена с сокращениями статья Шелдона Эмри «Миллиарды – банкирам, долги – народу» (в переводе Александра Мальцева), ориентированная в первую очередь на американского читателя и написанная в 1998 году, но не потерявшая свою актуальность.

Пролог: Три способа завоевания

История свидетельствует, что государство можно завоевать одним из трёх способов.

Наиболее известный – завоевание через военный конфликт. В долгосрочном же плане, однако, этот способ наиболее рискован и обычно приводит к неудаче, поскольку побеждённые ненавидят захватчиков и при первом же удобном случае восстанут и вышвырнут их из страны. Для сохранения эффективного контроля требуется много сил, что вовлекает страну-завоевательницу в немалые расходы.

Второй метод – покорение посредством религии, при этом народ убеждают в том, что они обязаны платить захватчикам часть своих заработков в качестве "повиновения Богу". Такой способ завоевания уязвим перед философией или вооружёнными силами государства. Действительно, по своей природе религия не обладает вооружёнными силами для сохранения контроля, а покорённый народ может в одночасье лишиться иллюзий...

Третий метод можно условно назвать "экономическим захватом". Это происходит, когда страны начинают платить "дань" без использования видимой силы или принуждения. Таким образом, жертвы даже не понимают, что их завоевали. "Дань" собирается в форме "законных" долгов и налогов, и они верят, что платят для своего блага, для блага остальных, или для защиты от каких-либо угроз. Захватчики, таким образом, становятся "благодетелями" и "защитниками".

Хотя, последний способ далеко не самый быстрый. Обычно такой захват длится довольно долго, порабощённые не видят, чтобы против них собирались армии; религия остаётся более менее нетронутой. У жертв остаётся свобода слова и передвижения, они участвуют в "выборах" своих правителей. Не сознавая того, они завоёваны, и инструменты их же собственного общества используются для передачи их имущества захватчикам – после чего завоевание становится полным.

В 1900-м году американские рабочие платили небольшие налоги, и у них почти не было долгов. В прошлом году расходы на оплату долгов и налоги составили больше половины всех их заработков. Может ли быть такое, что Америка подверглась завоеванию той или иной формы? Читайте дальше, и решайте сами. И да сжалится Господь над нашей, некогда великой и свободной от долгов страной!
Читать

статью ЦЕЛИКОМ Букв много. Но интересно.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments