anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Дооптимизируются — и это будет везде. Репортаж с провинциального бунта (видео)

ЕВГЕНИЙ СУПЕР НА ОДНАКО:



Программа оптимизации системы здравоохранения докатилась-таки до регионов. И отозвалась волной возмущения простого народа, который не понимает, почему вдруг стали закрываться больницы. Почему рожать теперь нужно ездить за десятки километров. Часто — по полному бездорожью.

В небольшом посёлке Энергетик в Оренбургской области ситуация этой осенью накалилась до предела. Попав под оптимизацию, единственная местная больница стала закрывать целые отделения, терять кадры и стремительно деградировать. Людям предложено обращаться в районную больницу соседнего Новоорска. Но до неё 60 км, что называется, напрочь убитой дороги. Ездить по ней не то что больному — здоровому страшно.

Как итог — серия митингов, самый массовый из которых собирает около 1000 человек. Притом что всё население посёлка — составляет 8 тыс. Звучат резкие требования: от отставки губернатора до призыва к забастовке на местной ГРЭС — градообразующем предприятии, снабжающем электроэнергией несколько регионов России и Казахстана.

И вот новый митинг, анонсированный как решающий. Мы отправляемся в оренбургскую глубинку, чтобы своими глазами посмотреть, как развивается настоящий русский бунт.

Приглашение на митинг развесили на стенах и подъездах вот в такой вот незамысловатой форме. Обратите внимание на упоминание некоего московского телевидения. Тут нужно пояснить, что для жителя провинции Москва и телевидение — остаются почти священными символами, часто последней надеждой на справедливость. Вот и теперь расчёт сработал.

На площадь перед администрацией посёлка пришли самые дисциплинированные — местные пенсионеры. И были крайне удивлены, что там не было подготовлено ни трибуны, ни стульев для самых пожилых, ни микрофона — как прежде. Будто их не ждали вовсе. Первым досталось вышедшему к народу главе посёлка Черкасову, который, справедливости ради, сам узнал о митинге из того же объявления.

— Мы вас выбирали, мы вам верили, а вы против нас, — обращается к главе одна из жительниц посёлка, — Вы почему за людей не болеете душой? Неужели это так сложно, дать микрофон?

— Кто вам сказал, что я против вас? — отвечает Черкасов, — Я не работник культуры, у меня в администрации нет микрофона. Вот тот, кто организовывал митинг, пусть и даёт вам микрофон! Где эти люди?

А ведь действительно, спросить не с кого. Объявления на стенах были анонимны, заявку в администрацию никто не подавал. Какая-то, предположительно московская, телекамера вроде мелькала в толпе, но быстро исчезла. Зато мы пришлись очень кстати, так как наш одинокий объектив люди приняли за канал прямой связи с Путиным и поспешили поделиться наболевшим:

— Сюда надо Степашина, — предлагает один из пенсионеров. — Степашин был человек! Не то, что эта … Голикова!

Народ сам организовал очередь к камере, и так мы невольно стали центральными участниками незапланированного мероприятия.

— И вот как хочешь, так и лечись, — жалуется пожилая женщина со слезами на глазах. — Ноги отнимаются, я еле-еле дошла…

— Мы не просим, чтобы нас на Канары отправляли. Оставьте нам то, что у нас было, — вторит другая женщина.

— Забастовку надо делать на ГРЭС, остановить ГРЭС — и всё!

— Это можно как-то наладить или обязательно к президенту нужно обращаться с этим вопросом? — спрашивает жительница посёлка. — Не выезжают к людям, которым за 70. Это идёт из центра или на уровне местных властей? Я здесь прожила 46 лет с монтажа первого блока, работала крановщицей. Теперь нам доли нет — заткнитесь и смойтесь!

— Человек заболел — он должен сразу попасть к врачу, а не ждать полтора месяца! — поддержал другой пенсионер.

— Люди добиваются того, чтобы в рамках оптимизации системы здравоохранения не было похоронено здравоохранение Энергетика, — говорит местный житель. — Должно детское отделение быть открыто. Не укомплектована больница теми врачами, которых обещали. Нет окулиста, эндокринолога, гинеколога.

Время шло, а люди всё говорили и говорили, переключившись с больницы на другие насущные проблемы. Уже и батарейка камеры почти иссякла, и ноги застыли, а мы всё не могли уйти. Просто бросить людей, увидевших в нас надежду, было невозможно в принципе.

— Когда начиналась стройка, — рассказывает местная жительница, — у нас на въезде в посёлок стояла красивая надпись: «Ударная комсомольская стройка». Теперь там стоит крест огромный с надписью «Спаси и сохрани!».

Уже после, когда люди разошлись, мы обратились за комментариями к чиновникам. По словам заведующего больницы никаких серьёзных проблем в плане доступности медпомощи сегодня нет:

— Ситуация, которая сейчас присутствует в посёлке, серьёзная. Я как главный врач больницы разбираюсь с ней. У нас произошло просто уменьшение количества коек круглосуточного пребывания. Однако теперь они восстановлены. Очерёдности на госпитализацию по всем профилям сейчас в посёлке Энергетика нет.

Если откровенно, то спрашивать с заведующего по этой проблеме — несколько несерьёзно. Как и с главы посёлка, впрочем, которого некоторые местные жители, не разбираясь в тонкостях, считают чуть ли главным губителем медицины.

Спрашивать нужно с авторов реформы здравоохранения и проводящего её в жизнь правительства. Кратко суть её в том, чтобы за счёт сокращения якобы избыточных мест и персонала в больницах провести оптимизацию расходов. Вроде бы для повышения зарплат оставшимся. То есть ровно та же история, что и с реформой МВД, образования и науки. Проблема в том, что, может быть, в чём-то и разумные меры совершенно не учитывают специфику вот таких вот малых поселений вроде Энергетика.

Например, жителям предлагается обращаться за помощью в районную больницу соседнего райцентра. Но дорога туда находится в ужасном состоянии, а денег на её капитальный ремонт у области нет. Не потому, что их кто-то зажал, а потому, что здесь много других дорог, ситуация с которыми ещё более плачевна. Вот и латают в год по 18 км, выскребая из бюджета крохи. Думали ли о подобных нюансах авторы реформы? Едва ли.

На самом деле, после того, как пару недель назад посёлок посетил губернатор Оренбургской области Юрий Берг, ситуацию с больницей частично откатили на исходные позиции. Губернатор распорядился вернуть всё в первоначальное состояние и не провоцировать народ:

— Сейчас уже нет такой обстановки напряжённой, как была ранее, — рассказывает глава администрации посёлка Александр Черкасов. — Больница работает в общем режиме, как и раньше. Может быть не в том объёме, что раньше, но как меня заверил главврач, в случае, если такая необходимость возникнет, то они смогут развернуть дополнительные койки в стационаре.

Однако отметим, что дров уже наломали столько, что восстановить все прежние функции больницы сразу, даже несмотря на поручение губернатора, не получается. Поэтому претензии граждан часто обоснованны, и возмущение их понятно. И что характерно — жители посёлка Энергетик далеко не одиноки в своей беде. Такая же ситуация складывается и в других регионах России. В частности, в Нижегородской области люди протестуют против радикального сокращения штата и отделений сразу в двух городских больницах. В общем, то, что в Правительстве называют оптимизацией, в народе принимают за нечто иное:

— Проклятье! В стране идёт проклятье!

И ещё. Весь бюджет посёлка Энергетик составляет 24 млн рублей. В год. Из них половина уходит на ремонт дорог, остальное на зарплаты, вывоз мусора, освещение и т.д. Понятно, что мы живём в условиях рыночной экономики, но должны же и в ней быть хоть какие-то намёки на справедливость! Но, видимо, их нет, ибо иначе непонятно, почему оптимизация проводится за счёт бедных пенсионеров глубинки, а не нашей родной элиты. Впрочем, это тема для отдельного обсуждения. И мы к ней ещё вернёмся.
Tags: Россия, власть, государство, народ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments