anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

О национальной гордости антирусских

Виктор Мараховский на "Однако"

Уважаемые читатели! Вы, конечно, уже встречали в сети эти воззвания. Написаны как под  копирку. «Я русскоязычный кивелянин, патриот своей страны — Украины. И я обращаюсь к вам с призывом — не надо меня освобождать! Усмирите своего карлика и сами уймитесь. Мы, украинцы, сами справимся со своими проблемами. Не надо нам вашего кооператива «Озеро», вашего чеченского батальона, вашей лживой пропаганды и вашей удушающей братской любви. Мы выбрали строить собственную судьбу в семье свободных народов, остыньте. Живите в рабстве, но не тащите туда же нас».

Раньше ещё писали «не надо ваших олигархов», сейчас как-то неудобно. Но это мелочи.

Интереснее другое. Эти воззвания «патриотические украинцы» начали писать вовсе не после того, как Путин получил добро на ввод войск и Крым отчалил. Они их нам массово и в такой же тональности слали задолго до нынешних событий — по поводу любого мелкого конфликта. А, например, казахстанцы и белорусы не писали и не пишут. Хотя конфликтов тоже море, но на визг и пафос никто не срывается.

Если вам интересно, отчего всё так — давайте об этом поговорим.

Начать следует с простой констатации. Украинцы — это русские.

И дело тут не в том, что у Турчинова русский родной язык, а бандит и звезда Ютуба Сашко Билый вообще из Перми. У Юрия Трофимовича Тимошенко (Тарапуньки, который со Штепселем) родным языком был украинский, и что? Дело в том, что они все — порождения нашей русской цивилизации. Того затяжного историко-географического процесса, который последнюю тысячу лет порождает то житомирца Королёва и горийца Сталина, то сумчанина Макаренко и бакинца Ландау, то киевлянина Булгакова и питерца-бердянца-херсонца Ефремова. Ну а порой, в нагрузку — Солженицына, Ходорковского или вот этих.

Полтора года назад я был в Ивано-Франковске. Там моими гидами была свидомая по самое не могу супружеская чета. В перерывах между разъяснением мне, что московиты — это крещёные Владимиром угро-финны и украинцам не родня, чета крутила в машине все подряд альбомы Высоцкого В.С.

Нерусскость упомянутых мной персонажей — не этническая и не культурная. Она состоит в том, что они отказались быть нашими. Их лозунг — отказ от участия в русском цивилизационно-историческом процессе. В нашей цивилизации.

Они уверены: оставшись в ней — они не построят свою судьбу.

В этом-то и состоит их отличие от белорусов и казахстанцев. Можно быть искренним патриотом Белоруссии и считать себя частью цивилизации, делающей ефремовых и высоцких. Можно быть патриотом Казахстана и считать себя частью одной истории с Королёвым и Макаренко. Без всяких внутренних конфликтов, надрывов и воплей, потому что Беларусь и Казахстан считают себя такими же полноправными наследниками и строителями нашей цивилизации, как и Российская Федерация. А местами даже лучшими. В Белоруссии вообще, по меткому выражению А.Г.Лукашенко, строят «ту же Русь, но со знаком качества». А главного идеолога евразийской интеграции у нас зовут Нурсултан Абишевич Назарбаев. И всё это — без надрыва и стенаний. Даже когда кипят драки вокруг Уралкалия или Байконура.

Надрыв и баттхёрт у русских возникают тогда и там, когда и где они начинают строить — за чечевичные печеньки или просто по дурости — какую-нибудь антироссию.

…На самом деле ничего исключительного в той антироссии, которую строят на Украине, нет. Технология обкатана на разных там прибалтах. Чтобы сделать какую-нибудь русскую территорию антироссией, её слишком развитое население нужно опустить. Желательно — в колониальное мирооощущение. А для этого нужно, чтобы оно одичало, и поскорей.

Поэтому в роли культурного кода любой антироссии всегда выступает махровейший сельский фолк (вышиванки, коровки, идиллия, народные песни как обязаловка). На роль славной истории — навязывается набор эпизодов, когда предки дрались против русской цивилизации. А на роли ценностей, всемерно устремлённых в будущее — набор практичных доктрин про святость ЛГБТ и непогрешимость фетв Вашингтона, чтобы антирусских было удобнее использовать белым господам.

Это, конечно, неработающее мировоззрение — ЛГБТ на сельский фолк ложится чуть менее чем никак. Но, собственно, и задачи такой не стоит, чтоб работало. Непротиворечивое дееспособное  мировоззрение нужно дееспособной цивилизации. А для территории, чья задача быть антироссией — хватит и набора взаимоисключающих мантр, которые никуда не ведут и зачастую тупо врут. В конце концов, представляли же идейные антироссы украинцам готовящееся подписание евроассоциации в качестве «шага в Европу». Хотя — близко такого нет.

…Именно поэтому русский, в процессе комфортного жизнеустройства в антироссии ставший антироссом, так дёргается и истерит. Он сидит на двух неумолимо разъезжающихся стульях. С одной стороны, он ещё слушает Высоцкого как своего, а с другой — заявил о своём выходе из процесса, порождающего Королёва, Сталина и Высоцкого.

И он не может, не покривив всем что есть, ответить на страшный вопрос:

— Ну что, стал ты теперь частью процесса, порождающего Винера, Гитлера и Леннона? И что ты в него можешь привнести от себя?

(На всякий случай: интеллектуально-культурный вклад освободившейся «новой Европы» в общеевропейский цивилизационный процесс за последнюю четверть века — есть нечто в районе статистической погрешности. Конечно, к понятиям «британская музыка» и «французский кинематограф» добавилось понятие «чешские порнозвёзды», но это немного не то).  

…Трагедия антироссов состоит в том, что они всё это если не знают, то чувствуют. Они сознательно или подсознательно — в курсе, какова их роль и место в «семье свободных народов».

И именно поэтому, кстати, украинские антирусские так люто отрицают существование своих же сограждан, штурмующих местные облгосадминистрации под российскими флагами. «На харьковскую ОГА флаг россиянин подымал!!!» — визжат они, игнорируя тот факт, что русских флагов даже над харьковской ОГА вообще-то подняли три штуки, а они сейчас реют сотнями над всем Юго-Востоком.

Антироссам непереносима сама мысль, что среди украинцев осталось так много не сдавших свою русскость.

…Я это всё, собственно, к чему. Когда мы тут, слегка офигев, наблюдаем десятки тысяч  украинцев, выходящих на площади Юго-Востока под российскими флагами, — мы должны понимать одну простую вещь.

Это они выходят под своим флагом. Означающим, что они не собираются отказываться от своих прав на великую цивилизацию, порождающую Макаренко, Королёва, Сталина и даже хотя бы группу «Любэ». Не собираются отказываться от своих прав на знамя над Рейхстагом и на Олимпиаду-2014. Они в курсе, что там в нагрузку идут Солженицын с Дерипаской, но понимают, что крупного наследия без отягощений не бывает.

И они выходят под флагом самого крупного из осколков своей цивилизации, утверждая своё право на наследство и своё участие в русской истории.

И кстати: попутно эти украинцы легализуют российский триколор в России. Длительное время бывший для многих «ельцинской тряпкой ни о чём».

Потому что под ним впервые в новейшей истории публично, на весь свет, русские не сдаются.


Русский классик Ф.М. Достоевский более ста лет назад:

"... по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому - не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!
И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, - у них характер в этом смысле как у всех, - а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.
Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия проглотила бы их тотчас же, "имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени".

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в (...страну по вкусу...) и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний (...фамилию по вкусу...) согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом
должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство...."


Ф.М.Достоевский

Дневник писателя.

Сентябрь - декабрь 1877 года.
Tags: русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments