anisiya_12 (anisiya_12) wrote,
anisiya_12
anisiya_12

Сценарии

ПО СЛЕДАМ МИНСКИХ КОНСУЛЬТАЦИЙ: ПЛАН ПУТИНА ПРОЯСНЯЕТСЯ.

По большому счету, речь идет о некоем конфедеративном договоре с Украиной. "Выводить" республики из состава Украины, признавая их полностью независимыми от Киева государствами, России не выгодно не только экономически, поскольку вся тяжесть обеспечения их суверенитета ложится на плечи России. Это нежелательно прежде всего стратегически, т.к. в этом случае теряется возможность "пристегивать" к Новороссии другие республики, т.е. "выращивать" Новороссию до нужных размеров в рамках Украины, не неся прямых затрат на их содержание. Ведь при полном отделении ДНР и ЛНР от Украины пополнение Новороссии новыми республиками юридически невозможно, ибо какая-либо часть страны (например, ХНР) не может присоединиться к другому государству (Новороссии) до обретения этой частью суверенитета, а он может быть гарантирован только Россией. Таким образом, Украина временно необходима как кокон, а Россия формально остается в стороне от этого "внутриукраинского процесса" (не зря эту формулировку с самого начала использует МИД РФ).

Конфедерация – это объединение нескольких суверенных государств, при которой они полностью сохраняют свою независимость, имея собственные органы власти и управления. Такая форма государственного устройства встречается довольно редко, поскольку она неустойчива, или распадаясь, или укрепляясь в федерацию. Но в случае Украины это как раз и нужно. Сама Украина, будучи продуктом распада СССР, очевидно находится в состоянии разложения. Важно лишь грамотно этим воспользоваться. Конфедеративное устройство – именно то, что нужно.

Существуют две точки зрения на озвученные народными республиками требования к Украине. Первая – что это позиция России, вторая – что это происки "партии слива" Новороссии. Считаю, что в данном случае мы имеем дело именно с позицией руководства России. 31 августа Президент Путин заявил, что хунте нужно начать переговоры о государственности Юго-Востока. Правда, Песков в тот же день пояснил, что речь не идет о признании Новороссии независимым государством. И хотя слова Пескова в какой-то мере дезавуируют заявление Путина, на самом деле это именно пояснение их смысла по согласованию с Президентом. Сам Путин по понятным причинам не мог это произнести. Ключевое обращение он сделал – к ополчению НОВОРОССИИ. Если не изменяет память, это всего второе произношение Путиным этого названия, но уже на официальном уровне. Первое было сделано во время прямой линии 17 апреля для обозначения исторического названия этих земель.

То "совпадение", что обращение к Новороссии и заявление о ГОСУДАРСТВЕННОСТИ Юго-Востока было сделано с разницей в два дня, лишь подчеркивает, что Кремль настроен серьезно. В обращении к ополчению Новороссии Путин подчеркивает, что "ополчение достигло серьёзных успехов" и "большое количество украинских военнослужащих… попало в окружение". Это не просто констатация фактов. Путин дает понять, что ко всему происходящему он имеет самое непосредственное отношение. Он призывает к переговорам, через два дня говорит о государственности Юго-Востока, а еще через день в Минске фактически озвучивается программа этой государственности. Совпадений никаких быть не может. В Минске народные республики представили программу своей фактической государственности (о чем говорил Путин) при формальном сохранении Украины (о чем говорил Песков и не мог сказать Путин).

Никакого предательства тут нет.

Напомним, что 12 мая, сразу после проведения референдума в Донбассе, МИД России заявил: "Мы с уважением относимся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей и исходим из того, что практическая реализация итогов состоявшегося голосования пройдет цивилизованным путем". Эта обтекаемая формулировка выразила позицию России, направленную на поддержку жителей Донбасса при одновременной невозможности признать итоги референдума и новые государства из-за видов на всю Новороссию. Об этом же многократно твердил Денис Пушилин до и после референдума, но, похоже, услышан не был. А зря. Он говорил о том, что после референдума мы еще автоматически не стали независимым государством, а лишь получили суверенитет, которым пока еще не воспользовались. Воспользоваться же им можно по-разному. Однако по причине ненавистности Украины Пушилин тогда не был понят. И вот теперь становится ясен смысл этих слов. В интересах России предложить Киеву заключить конфедеративный договор с ДНР и ЛНР, что полностью обеспечивает "практическую реализацию" итогов референдума, но в то же время – и пространство для дальнейших маневров. И волки сыты, и овцы целы.

О том, что наступление армии Новороссии происходит под скрытым(отеческим) руководством РФ, говорит и выражение "гуманитарно-боевая операция", которое было впервые произнесено премьером ДНР Захарченко и сразу же было подхвачено российскими СМИ. Путин также несколько раз использовал этот термин, что говорит о согласованности его использования. Но впервые оно было вложено именно в уста Захарченко. Вот для чего нужны были перестановки в руководстве ДНР и занятие ключевых постов коренными дончанами.

Итак, Россия предлагает хунте признать суверенитет народных республик. Это дает России массу преимуществ. Отныне все обвинения Донбасса в сепаратизме и России в его поддержке становятся беспочвенными. Ведь республики обещают "приложить максимум усилий для поддержания мира, сохранения единого экономического, культурного и политического пространства Украины и всего пространства русско-украинской цивилизации". Правда, при выдвинутых требованиях "единство Украины" становится просто фигурой речи, но ключевое слово произнесено. У армии Новороссии не просто развязываются руки. Из рук хунты выхватывается главный аргумент – обвинения в сепаратизме и направляется против нее самой. Теперь все претензии могут быть только к самой хунте. И если через какое-то время к Новороссии присоединятся новые республики, Москва и ВС Новороссии ни при чем – Киеву предлагали признать две республики и сохранить Украину. Так что хунта оказывается в весьма сложном положении. Признать – нельзя, а не признать – можно получить еще хуже.

Но самое интересное, что признание, каким бы оно ни было, фактически легализует тот самый содержательный (а не пропагандистский!) сепаратизм на территории Украины. Это сильнейший ход России – выдвинутые к Киеву требования отводят любые обвинения в сепаратизме, вынуждая легализовать сепаратизм. Хунта загнана в цугцванг – состояние, когда любой ход ведет к ухудшению позиции. И хотя этот ход можно попытаться оттянуть, очевидно, что через время армия Новороссии добьется еще бόльших успехов и вопрос станет уже о нескольких республиках. Об этом говорит и обещание республик не претендовать на другие территории Украины, что для хунты звучит не как обещание, а как намек. Значит, при твердой и последовательной позиции России и Новороссии киевская хунта обречена на длительное ухудшение своих позиций. Чтобы хунта была более сговорчивой, 26 августа Захарченко озвучил следующее требование: ДНР не устраивает "не только федерализация, но и сохранение нынешней Украины как таковой", посылая Киеву недвусмысленный намек.

Поскольку в Донбассе любое сохранение в составе Украины воспринимается крайне отрицательно, в день минских переговоров 1 сентября Захарченко и Пургин были вынуждены пояснить позицию республик. Они заявили, что речь не идет об особом статусе в составе Украины, а только о равноправных переговорах. Слово "конфедерация" благоразумно не произносится во избежание недовольства (простой народ не будет вдаваться в тонкости), но требования республик по факту означают именно это. Адресатом этих заявлений был именно народ Донбасса.

Таким образом, подводя итог планам России, Донбасс должен стать "бутылочным горлышком", через которое можно будет извлекать содержимое всей "украинской бутылки" на законном основании. Именно поэтому Донбасс должен быть каким-то образом "завязан" на Украину. В качестве такой завязки, видимо, предполагается конфедеративный договор между "равноправными партнерами".

Пойдет ли на это хунта? В настоящее время для нее не просматривается иных вариантов, да и этот подобен самоубийству. После всех бескомпромиссных и истерических заявлений пойти на договор с "сепаратистами" и признать их равноправной стороной – это значить признать свое явное поражение. Но другого выхода может не быть. Война проиграна - примерно так сказал на днях высокопоставленный генерал генерал НАТО, что можно рассматривать как сигнал Запада хунте, не справившейся со стоявшей перед ней задачей. Если это действительно сигнал от работодателя, то дни хунты сочтены, ибо хозяевами выставлен "неуд". Оттягивание признания ДНР и ЛНР чревато тем, что в скором времени вопрос может встать о признании и других республик. Вероятно, понимая свое шаткое положение, Вальцман (по матери Порошенко) вынужден был пойти на тайные договоренности с Путиным. После двусторонней встречи он был мрачнее тучи, в то время как Путин выглядел бодро. Косвенно о признании Вальцманом своей проигрышной позиции говорит и заявление Путина о том, что с ним "можно вести диалог".

То, что разворачивается на наших глазах, можно назвать началом демонтажа унитарной Украины, а следовательно, и вообще украинского государства. Дипломатическая победа России состоит в том, что с позиции силы, но не прибегая к военному вторжению, хунта приперта к стенке и вынуждена будет в том или ином виде признать свою капитуляцию, которую должен закрепить "украинский Хасавюрт". У хунты нет иного выбора, кроме как на невыгодных для себя условиях начинать переговоры по дипломатическому признанию ДНР и ЛНР.

По всей видимости, в Киеве это уже осознали. Но для признания Донбасса нужно как-то подготовить население. 1 сентября министр обороны хунты грамотей Гелетей разразился "новостью", что Россия по неофициальным каналам якобы угрожала Украине применением ядерного оружия. Посыл рассчитан на то, чтобы показать "смертельную угрозу", нависшую над Украиной, в результате которой хунта исключительно ради сохранения миллионов жизней вынуждена будет пойти на уступки. Ничем другим этот бред сивой кобылы объяснить невозможно. Но поскольку населению нужно как-то объяснить, чем закончилась лживая "АТО", то Гелетей в тот же день заявил, что все "террористы" в Донбассе успешно уничтожены и только прямое военное вторжение России не позволило хунте установить контроль над Донбассом. Все признаки того, что хунта подстилает себе соломку.

Сейчас в укроСМИ активно раскручивается тема предательства и дезертирства, намекая населению о виновных в поражении. А украинский генерал-полковник Владимир Рубан и вовсе заявил прямо, что "генофонд нации истребляется. Возможно, надо задуматься и договориться. Или лучше проиграть такую войну – мы сохраним генофонд". А свидомые укры очень чувствительны к теме генофонда, поскольку считают себя расово чистыми славянами.

Нет никаких сомнений в том, что 4-5 сентября на саммите НАТО в Уэльсе Вальцман попытается заручиться поддержкой западных стран в борьбе против "российской агрессии" и на словах он ее получит. Этот факт он обязательно постарается использовать как козырь на переговорах, имитируя свою сильную позицию. Если это так, то сразу после 5 числа мы увидим уверенного в себе Вальцмана и услышим новые воинственные заявления.

Однако это маловероятно. По всей видимости, Путину удалось внести раскол в проамериканскую позицию Европы, поскольку многие заявления западных политиков, сделанные на рубеже лета и осени, однозначно дают понять: Запад не будет открыто вмешиваться в украинский кризис, так что хунте рассчитывать на это не стоит. Запад не видит российского военного вторжения (даже Госдеп не нашел доказательств) и исключает свое военное вмешательство. Похоже, России удалось договориться с Западом об ограниченной военной помощи Новороссии в обмен на неприсоединение ДНР и ЛНР в состав РФ и непризнание их независимыми государствами. Об этом косвенно говорит и тот факт, что, вслед за западными политиками, Лавров на днях также заявил, что Россия ни за что не будет осуществлять военного вторжения. Видимо, помощь Новороссии допускается только в имеющихся пределах, которые Запад в рамках достигнутых договоренностей готов не замечать.

В данный момент хунта взяла определенную паузу на раздумья под бодрые сводки об "организованном выводе" своих войск из "зоны АТО". К чему приведут переговоры, предвидеть еще довольно сложно. Однако главный результат, достигнутый Россией и Донбассом, состоит в том, что вместо пустых обещаний "учитывать интересы всех регионов" в унитарной Украине речь уже идет о диалоге на равных, в котором преимущество отнюдь не на стороне хунты.

источник

По наводке malchish_org

ЕЩЁ СЦЕНАРИИ
Владимир Корнилов: 6 сценариев для Новороссии

Сейчас многие западные аналитики всех мастей предлагают свои варианты выхода из украинского кризиса. Главная беда большинства этих рекомендаций заключается в том, что львиная их доля исходит только из идеи «сохранить лицо» того или иного субъекта данного конфликта.

Дошло даже до того, что на переговорах в Минске президент Украины Петр Порошенко всю свою публичную речь построил на необходимости этого самого «сохранения лица» - видимо, его советники, начитавшись западной аналитики, тоже уверовали, что для Владимира Путина сейчас цель сводится исключительно к этому.

[Spoiler (click to open)]Эти аналитики никак не хотят понять, что для России сейчас на кону стоят вопросы, гораздо более важные, чем «сохранение лица», чем авторитет в глазах остального мира, чем имидж. Вопрос – в том, сохранит ли Россия свое жизненное пространство, сохранит ли буферные зоны на своих границах, сохранит ли возможность в будущем самостоятельно выстраивать систему национальной безопасности, сохранит ли в конечном счете себя! Это в случае с Сирией можно было говорить о том, сохранят ли лицо Путин или Лавров, допустив ракетный удар по войскам Асада. И если даже в этом случае Москва приложила максимум дипломатических и экономических усилий для предотвращения невыгодного для себя сценария, то можно не сомневаться, что в случае с Украиной она не ограничится только дипломатией.

Давайте попробуем проанализировать основные возможные сценарии выхода из кризиса, исходя не из ложного посыла о «сохранении лица», а исходя из понимания, насколько решение данной проблемы важно для будущего Российской Федерации и постсоветского пространства.

Итак, я бы выделил следующие условные сценарии (само собой, при массе их вариаций):

1. Сохранение «соборной» Украины (без Крыма, разумеется).
2. Боснийский сценарий.
3. Приднестровский сценарий.
4. Абхазский сценарий.
5. Чехословацкий сценарий.
6. Крымский сценарий.

Вкратце рассмотрим все эти возможные сценарии, еще раз подчеркнув, что у каждого из них есть множество различных вариаций.

«Соборная» Украина

На вариант сохранения Новороссии и Донбасса в составе Украины, конечно же, будут настаивать и в Киеве, и на Западе (даже вынеся за скобки вопрос Крыма). В рамках этого сценария можно спорить о том, сохранится ли унитарная Украина или же Донбассу будет предоставлена определенная автономия. Большинство западных экспертов, ничтоже сумняшеся, утверждают, что Кремль удовлетворится автономным статусом Донбасса или федеративным устройством Украины, которое защитит права русского населения Новороссии и станет своего рода предохранителем от вступления Украины в НАТО.

Вот и два высших руководителя Германии вслух заговорили о «разумной федерализации Украины». Причем Меркель, учтя тот факт, что в среде киевской «богемы» слово «федерализация» стало ругательным, предложила говорить о «децентрализации по немецкому образцу» (как будто бы следование образцу Федеративной Республики Германия не является федерализацией!). Порошенко в своей программе тоже что-то там вяло пообещал по поводу «самоуправления регионов» и «защиты русского языка», хотя так и не пояснил, как это осуществить на практике.

Это же является и главной «ахиллесовой пятой» всех экспертов, предлагающих подобный вариант решения конфликта. Во-первых, они не говорят о том, как теперь убедить дончан и луганчан в том, что они должны жить в государстве, бомбившем их на протяжении нескольких месяцев, и по-прежнему считать его своим. Во-вторых, никто из них не задумывается над тем, какие гарантии может дать Киев или Запад жителям Новороссии в случае их согласия на данный вариант.

Мы же видим, что все меморандумы, обещания, договоры, соглашения нарушаются нынешней киевской властью чуть ли не сразу после их провозглашения, кто бы ни выступал их гарантом (достаточно вспомнить, как февральские соглашения с Януковичем были растоптаны буквально на следующий день). Соответственно, можно предположить, что все эти «гарантии», которые получит Донбасс, будут нарушены моментально после того, как ополченцы разоружатся.

При любом варианте сохранения единой Украины, какую бы автономию ни получила Новороссия, в этих регионах будут располагаться «федеральные» войска, «федеральные» силовые структуры, «федеральные» правоохранительные органы, в которые нынче официально включены боевики-неонацисты из «Правого сектора». Уж можно представить, какое «правосудие» те начнут осуществлять в «автономных» регионах! И никакая Меркель, как мы понимаем, даже не пикнет, когда в русскоязычных областях начнутся (а точнее, продолжатся) настоящие этнические чистки.

Надо понимать также, что у полуразрушенного Донбасса не будет фактически никаких шансов на восстановление своей экономики в рамках «соборной» Украины. За все годы незалежности Украина фактически ничего не построила в этих регионах. А уж после той волны ненависти к Донбассу и дончанам, которая поднята в Киеве, не будет строить и впредь.

К примеру, небезызвестный «радикал-меньшевик» Ляшко уже заявил, что после «освобождения» надо оставить города региона в руинах – в назидание потомкам. На что при таком подходе может рассчитывать номинально или даже фактически автономный Донбасс, который вынужден будет направлять налоги на содержание Киева, а не на восстановление своей инфраструктуры?

Ну, и самое главное. Достаточно смоделировать данный сценарий, чтобы понять, что он совершенно не учитывает интересов России. Какой ей смысл в том, что ее включат в число подписантов и «гарантов» будущей новороссийской автономии или нейтралитета Украины? Спустя пяток-другой лет над ней будут посмеиваться точно так же, как посмеивались над ельцинской Россией, когда, вопреки всем договоренностям, началось стремительное расширение НАТО на восток.

Любые договоренности не перечеркнут той волны русофобии, которую подняли евромайдан и нынешние киевские «элиты». На границах с Россией появится не просто недружественное, а враждебное государство. Причем чем больше будет у него экономического потенциала, тем больше угроз для российской безопасности оно будет создавать. Донецкая и Луганская область – это примерно 25% экспортных и 20% производственных мощностей Украины (само собой, эти данные относятся к довоенному периоду). Какой же смысл России соглашаться на сохранение мощи государства, которое откровенно устами своих высших деятелей грозит самому существованию России и ее территориальной целостности (не забываем об обещании министра обороны Украины провести украинский военный парад в Севастополе)?

Те, кто в России призывают отмахнуться от проблем Новороссии, оставив ее на съедение украинским неонацистам, не понимают, что, переварив Донбасс, завершив этнические чистки, начатые 2 мая в Одессе, правосеки, уже укрепившиеся, закаленные в боях, получившие бронетехнику и финансирование, обязательно начнут диверсии в Крыму, а затем и в остальной части России (они, собственно, и не скрывают своих конечных целей). И какие договоренности с Украиной, где подобные люди уже официально включены в карательную систему, может заключить Москва? Каким образом «автономный» статус Донбасса защитит Россию от террористической угрозы, связанной с усилением такого государства-соседа?

Лично я не вижу механизма соблюдения подобных «гарантий» ни Донбассу, ни России в случае сохранения «единой» Украины. Во всяком случае, ни один из многочисленных экспертов, предлагавших подобный сценарий, этот механизм даже контурно не обрисовал.

Боснийский сценарий

Некоторые обозреватели все чаще стали писать о возможности сохранения формально «единой» Украины с наличием де-факто самостоятельного Донбасса. Эту мысль, в частности, высказал на страницах газеты «The Daily Telegraph» известный британский дипломат Чарльз Крофорд, в свое время сыгравший свою роль в выработке модели управления Боснией и Герцеговиной.

В статье с характерным названием «Украинцы – лузеры в игре труса» британец пишет: «Соглашение, которое, по всей видимости, удовлетворит Россию, сводится к босниизации Украины... Украинская территориальная целостность сохраняется на бумаге, но некоторые регионы получают что-то вроде автономии, предоставленной Республике Сербской, некоего сербского тела внутри Боснии и Герцеговины. Эти области могут быть объединены в российское экономическое и политическое пространство - как Москва решит, - посредством их Кремль также получил бы возможность накладывать эффективное вето на стратегический выбор, сделанный в Киеве: Украина не может вступать в НАТО или более тесно сближаться с Европейским союзом, если эта опция не будет закрыта даже в теоретическом плане. Такой исход мог бы выглядеть привлекательным для многих европейских столиц, если прагматически исходить из того, что это наилучший из доступных ныне вариантов».

Автор этих слов признает, что такой вариант может быть воспринят болезненно киевскими элитами. И он уже так и воспринимается – один из активных организаторов евромайдана Виталий Портников уже поспешил опубликовать колонку «Путинская западня», предостерегая от боснийского сценария (самое смешное, что в качестве отрицательного примера записной «евроинтегратор» приводит именно Боснию, находящуюся под официальным управлением Евросоюза, а в качестве положительного – сохранившую независимость Сербию).

Думаю, в случае успешного наступления новороссийских ополченцев Запад в итоге будет склоняться как раз к этому варианту как к меньшему из зол. Под давлением Запада на него может в конце концов пойти и Киев, если осознает, что это – единственный способ сохранить данную территорию хотя бы в формально едином государстве (само собой, при этом надеясь в будущем отменить реальную автономию Донбасса).

Что это может дать Новороссии? Она может тем самым реально обеспечить себе гораздо большую самостоятельность и возможность защиты языковых прав. Но при этом также вряд ли сможет рассчитывать на скорое восстановление края из руин.

При таком раскладе Россия действительно на определенное время получит больший контроль над Украиной, но не решит для себя проблемы безопасности собственных границ, сопряженных с де-факто автономной Новороссией.

Приднестровский сценарий

Речь идет о фактической самостоятельности ДНР и ЛНР при отсутствии официального признания этой независимости со стороны и Киева, и Запада, и России. По сути, это сведется лишь к замораживанию конфликта с высокой вероятностью его повторения (как это было в 2008 году в Южной Осетии).

Этим сценарием киевские эксперты любили пугать дончан на этапе зародыша конфликта, когда еще не рвались бомбы. Теперь-то напугать «тяжелой судьбой Приднестровья» Донбасс довольно сложно – многие предпочли бы такую судьбу войне и разрухе.

В конце концов, такой сценарий можно назвать и не Приднестровским, а, скажем, Тайваньским! Умудряется же вот уже несколько десятилетий существовать и процветать де-факто государство, юридически признанное лишь островками Океании. Вопрос тут в фактическом признании и сотрудничестве как с Россией, так и в будущем – со слегка успокоившейся Украиной, которая, как и нынешняя Молдова, решит, что лучше выстраивать ровные отношения с отколовшимся регионом в надежде когда-то заманить его обратно.

Проблема будет заключаться в том, что при соответствующей блокаде со стороны ЕС практически все предприятия Новороссии потеряют экспортный рынок, что может встретить активное сопротивление местных олигархов, а в перспективе может привести к упадку металлургической и машиностроительной отраслей непризнанной республики (республик?). Правда, при должной кооперации с Россией эту проблему можно ослабить (не решить полностью), перенаправив часть продукции данных предприятий на постсоветское пространство и в развивающиеся страны Азии и Африки.

При таком раскладе Россия прочно закрепит эту территорию в зоне своего влияния, защитит местное население от этнических чисток и сможет лавировать во взаимоотношениях с Европой и Украиной угрозой возможного официального признания Новороссии. В конце концов, если слабой, дефрагментированной ельцинской России хватило сил для того, чтобы обеспечить такой исход в Приднестровье, то сейчас гораздо более сильная РФ может это сделать с меньшими проблемами. Правда, тогда данный сценарий обеспечивался силами 14-й армии, легально находившейся на территории ПМР. Сейчас официальный ввод такого контингента при развитии Приднестровского сценария не представляется реальным.

Абхазский сценарий

Проблема ввода российских миротворцев решается путем официального признания Москвой Новороссии по сценарию Абхазии и Южной Осетии 2008 года. Опять-таки если кому-то не нравятся аналогии с Кавказом, можно такой сценарий назвать Кипрским. В конце концов, Северному Кипру вполне хватило признания со стороны только одной Турции. И это не мешало Кипру вступать в Евросоюз, а Турции – оставаться кандидатом в члены ЕС и активным членом НАТО.

При таком развитии событий конфликт опять-таки замораживается, Новороссия получает больше гарантий безопасности в случае появления какого-нибудь «украинского Саакашвили». А Россия получает полный контроль над регионом и массу головной боли во взаимоотношениях с Западом (она, правда, будет не намного большей, чем от воссоединения с Крымом).

Граждане Новороссии при обоих подобных сценариях вынуждены будут получать гражданство сопредельных государств и при перемещении через границу иметь проблемы, свойственные всем непризнанным или «недопризнанным» государствам. Но как мы видим по примеру того же Приднестровья или Северного Кипра, такие проблемы с годами решаются.

Чехословацкий сценарий

Сценарий полюбовного развода Украины и Новороссии по примеру развода Чехословакии нельзя сбрасывать со счетов. По сути с того самого времени, как начался евромайдан, западные аналитики довольно часто обсуждали этот сценарий и даже призывали к нему.

Бывший президент Чехии Вацлав Клаус предлагал даже свои посреднические услуги для осуществления этого плана. Но Киев гневно отверг их. Разве это кажется умным теперь, после такого количества крови, которую пролила и Украина, и Новороссия?

Еще в феврале американский публицист Дэвид Микснер, бывший советник Билла Клинтона, написал статью под заголовком «Разделите Украину сейчас, пока еще не слишком поздно». Он, как и некоторые иные аналитики, призывал к мирному разделу Украины, пока не погибли тысячи жителей. Многим это предостережение показалось излишне апокалиптическим. Хотя сейчас мы видим, что вариант мирного развода, возможно, избавил бы от крови массы мирных жителей и бессмысленных разрушений.

Конечно, аналогия с разводом Чехословакии тут хромает (поскольку мирного развода уже не получилось). Ну, можно назвать тогда этот сценарий хорватским или суданским, если хотите – примеров, когда мировое сообщество при всеобщем согласии соглашалось на раздел государства, погрязшего в гражданской войне, было достаточно за последние десятилетия.

При таком сценарии Новороссия, конечно же, все равно не обойдется без России, но, используя свой мощный промышленный потенциал, могла бы быстрее восстановиться из пепла и нормально сотрудничать со всеми соседями, выполняя одновременно роль своеобразного буфера между Россией и недружественной Украиной.

Еще несколько недель назад киевский бомонд с пылом отверг бы подобный сценарий как «пораженческий» и «антиукраинский» (разве что писатель Юрий Андрухович еще до донецко-украинской войны ради эпатажа допускал отделение Донбасса). Когда же донецкие ополченцы начали массированное контрнаступление, открыв второй фронт под Мариуполем, в Киеве в результате панических настроений все чаще стали звучать голоса с призывом отказаться от Донбасса, дабы избежать больших жертв.

Любимый в киевской среде «американский» политолог Александр Мотыль даже нашел формулу, при которой сдачу Донбасса можно было бы представить как... победу Украины. В журнале «Foreign Affairs» он написал статью с характерным названием «Путинская западня» (похоже, они с Портниковым сговорились), в которой заявил о «хитром» ходе: мол, отдадим разрушенный украинцами Донбасс Путину – тот его не переварит и разорится! А Украина в это время начнет свою «историю успеха» в рамках Евросоюза! Понятно, что формула придумана исключительно для того, чтобы оправдать поражение. Но сам факт того, что эти формулы уже генерируются в среде украинских экспертов, показателен! Это значит, что вариант развода «при согласии всех сторон» может и должен рассматриваться.

Крымский сценарий

Сценарий присоединения Новороссии к Российской Федерации по примеру Крыма, конечно, был бы воспринят многими жителями этого региона «на ура». При таком сценарии для исстрадавшегося Донбасса снималась бы масса проблем, связанных с управлением региона, его скорейшим восстановлением, безопасностью, налаживанием нормальной жизнедеятельности. Мало того, проблем с реинтеграцией Донбасса было бы меньше, чем с Крымом, отделенным от «материковой» России морем.

При этом мы понимаем, что ни Запад, ни Украина не пойдут на признание и этой «аннексии». А это значит, что у России появятся дополнительные проблемы – как во взаимоотношениях с Западом, так и с финансированием разрушенного региона.

Потому такой сценарий кажется маловероятным. Хотя согласитесь, еще в начале этого года мало кто мог поверить в то, что уже весной Крым станет составной частью России. Нынешние стремительно развивающиеся события демонстрируют, что ничего невозможного нет.

В любом случае, такой сценарий нельзя сбрасывать со счетов – Россия всегда может держать его в уме для усиления своих позиций при торгах и с Европой, и с все той же враждебной Украиной.

Что делать?

Разобрав все эти сценарии, можно теперь отвечать и на вопрос «Что делать России?» Какой из этих вариантов должна поддержать Москва? Ответ во многом зависит от адекватности действий Киева и Запада. Как мы понимаем, еще в декабре самой оптимальной из возможно достижимых целей Москве представлялась федерализация Украины с возможно большей автономией Крыма и Новороссии. На построение более тесных интеграционных связей России с этими регионами Украины ушло бы не одно десятилетие.

Но любая революция, гражданская война и анархия в государстве, которое принято называть "failed state" (а думаю, теперь даже мои украинские коллеги не обидятся на подобное определение, как они делали еще год назад), дают возможность соседям для гораздо более сильного маневра. Сейчас Россия может требовать плебисцита по самоопределению регионов Украины не только на Донбассе, но и в пределах всей Новороссии. Сомневаюсь, что в условиях нынешней войны и разрухи на Украине вообще возможны честные выборы и референдумы, но тем не менее такую опцию нельзя сбрасывать со счетов.

Россия и Запад могут выбирать между приведенными выше сценариями, торгуясь и усиливая свои позиции, которые будут напрямую зависеть от военных успехов новороссийского ополчения. Чем сильнее будут успехи – тем больше смогут выторговать сами новороссы. При этом Москва может сдерживать Запад от более агрессивных действий «угрозой» повторения крымского сценария.

Говоря о судьбе Новороссии нельзя забывать об угрозе появления на границе с Россией абсолютно враждебного государства под названием Украина. Западные аналитики постоянно используют этот аргумент для того, чтобы убедить Москву в необходимости сохранения Донбасса в составе Украины: мол, без Крыма и Донбасса то, что останется от украинского государства, будет иметь четко выраженную антироссийскую линию поведения и неуклонно будет сближаться с Европой и НАТО вопреки России.

Тут надо учесть, что подобное сближение, как мы видели, шло все эти годы и при наличии в составе Украины означенных регионов. И уж конечно же, Запад в любом случае приложит максимум энергии, чтобы усилить этот вектор после окончания донецко-украинской войны.

России при любом из сценариев взаимоотношений с Новороссией надо будет выстраивать совершенно новую политику в отношении Киева с целью погашения или хотя притупления антироссийских настроений в украинском обществе. Но это – тема отдельного разговора. Не менее важная для России, чем определение судьбы Новороссии.

Владимир Корнилов, специально для портала «Антифашист»
Tags: Новороссия, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments